Большебоевское поселение

И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят

ИХ ИМЕНА — В ПАМЯТИ БЛАГОДАРНЫХ ПОТОМКОВ

С территории Большебоевского сельсовета на Великую Отечественную войну ушло 377 земляков, погиб — 291 человек, вернулось — 86. Среди них — наш дедушка, Семен Боев, и дядя, Николай Боев.

Говорят, что великие войны имеют начало, а конца не имеют. Они продолжаются в слезах вдов и матерей, в стонах израненных солдат, в тревожных снах ветеранов, в памяти родных и, конечно, в памяти благодарных потомков.

Великая Отечественная застала нашего деда, Семена Гаврило­вича, участника гражданской войны, на Украине, куда он уехал на заработки. Ведь в семье подрастало шестеро детей. В 20-х годах он служил в Красной Армии, воевал против Петлюры, потом сражался в Сибири против Колчака. А двадцать лет спустя защищал рубежи своей страны от немецких захватчиков. После ранения вернулся домой.

Когда Родина была в опасности, солдатами стали и два дяди — Николай и Василий Боевы.

Николай в 1938 окончил Большебоевскую школу, работал счетоводом в колхозе «Страна Советов». В феврале 1941 года был призван на фронт. Первый бой принял в районе г. Ливны. Был командиром орудия, форсировал реки Днепр, Эльбу, Одер, участвовал в обороне Киева, Конотопа, Праги, в штурме Берлина. Навсегда остались в его памяти бои на Орловско-Курской дуге. 63-й минометный полк, в котором воевал, был награжден орденами Красного Знамени, Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого. Николай Семенович тоже имел многочисленные награды — два ордена Отечественной войны, ме­дали. 16 раз ему была объявлена благодарность Генералиссимуса И. Сталина за отличные боевые действия в боях за освобождение Конотопа, Киева, Житомира, Староконстантинова, форсирование реки Серец, за выход на нашу юго-западную границу с Чехословакией и Румынией и за другие подвиги.

Николай Семенович вспоминал, что за их орудиями — «Катюшами» — усиленно охотились немцы. В ставку Гитлера поступали донесения: «Русские применили батарею с небывалым числом орудий, снаряды — фугасно-зажигательные, но необычайного действия. Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану…».

Поэтому приходилось применять скрытые маневры, а в случае обнаружения — выполнять приказ: ни при каких обстоятельствах новое секретное оружие не должно быть захвачено врагом.

Вернувшись домой, дядя работал в местном колхозе. Очень любил свою малую родину. Всегда оставался добрым, отзывчивым, внимательным к людям, челове­ком большой души.

Другой дядя, Василий, в июне 1941 года окончил Задонское педучилище, получил направление на работу в Б-Боевскую школу, но трудился недолго. Воевал в 215-й стрелковой дивизии. Осенью 1942 года старший лейтенант Василий Семенович Боев, участвуя в боях подо Ржевом, пропал без вести.

Гибель родного человека — страшное горе. Не хотела верить в это мать. Трудно смириться с тем, что нет сына, но еще страшнее — не знать, где похоронен. Всю жизнь где-то в подсознании у нее теплилась надежда: а вдруг придет, вдруг постучит в дверь. Но чуда не произошло.

Наши родственники не со­вершали великих подвигов, но они с честью выполнил;* .спой долг перед Родиной, нароем, семьей, будущим поколением, и память о них будет жить вечно в наших сердцах.

Владимир БОЕВ, Анастасия ФРОЛОВА.

Фото из семейного архива.

Николай Боев (слева) со своим, однополчанином. Фото из семейного архива.

_________________________________________________________________________________

Земляки

МНОГО ПЕСЕН О ЖЕНЩИНАХ СПЕТО

Биография Валентины Семеновны Кузнецовой, ветерана труда из села Большая Боевка, сродни биографии многих сотен деревенских стариков, родившихся в 30-ые годы прошлого столетия.

BEE памяти запечатлелась картинка. Пасха накануне войны. За широким праздничным столом, занимавшим добрую половину хаты, собралась большая семья. Валюшка, самая младшая из восьмерых детей, устроилась у отца на коленях. О чем тогда шел разговор, она уже не помнит, скорее всего, о насущных про­блемах, теплой весне и о том, что младшей за лето нужно справить одежду, ведь осенью идти в школу. Все планы через пару месяцев разрушит война.

К победному 1945 году, будучи подростком, уже познала нелегкий труд полевода. Не по годам крепкая и рослая девушка вместе со взрослыми работала в поле, была прицепщицей в экипаже трактора. Это нелегко: летом — под палящим солнцем, осенью — под моросящим дождем.

Любовь ее стороной не обошла. Замуж вышла, четверых дочек на свет родила. А потом семейная жизнь дала трещину, которая разрасталась день ото дня. Младшей дочери восемь месяцев было, когда муж оставил семью. Последующая помощь с его стороны исчислялась несколькими рублями алиментов. Так что вся ноша по воспитанию дочек легла на плечи молодой женщины.

КОГДА прозвучал на всю страну призыв жерновских комсомолок «Девушки, овладевайте техникой!», Валентина, в то время уже перешагнувшая 30-летний рубеж, не осталась в стороне. Вместе с тремя больше-боевскими девчатами изучала трактор на специально организованных курсах.

Им тогда дали легкие колесные машины производства Липецкого тракторного завода. Но кабина Т-40 оказалась тесновата для женщины. На областной базе «Сельхозтехника» облюбо­вала она себе ЮМЗ. И окраской трактор выделялся, и просторной кабиной, в которой чувствовала себя комфортно.

Бывший секретарь партийной организации совхоза «Большебоевский» В. П. Мартынова вспоминает: «Валентина Семеновна в механизаторских делах фору могла дать коллегам-мужчинам. Бывало, в пору сеноуборки последних упрашивать приходилось, чтобы подзадержались на работе часок-другой, а Семеновне и говорить ничего не требовалось. А ведь ее дома ребятишки ждали, хозяйство. И в партию она вступила не по принуждению, и воз общественных нагрузок безропотно на себе несла».

В 70-ых годах женщине-механизатору был вручен орден Трудового Красного Знамени. За 16 лет работы Валентина Семеновна освоила все марки тракторов, получила «корочки» машиниста-комбайнера, стала мастером по выращиванию пропашных культур. Но самое главное — выполнила женскую миссию: сохранила и вывела в люди своих детей.

СЕЙЧАС пожилая женщина пожинает плоды материнства — любовь дочек, шестнадцати внуков и пяти правнуков. Их теплом и заботой она не обделена, хотя век доживает в одиночестве. Ее зовет жить в свою семью каждая из дочерей, но она старость не хочет ни с кем из близких делить, молча переносит житейские трудности. Такой уж у нее стойкий характер.

Л. ВОСТРИКОВ.

НА СНИМКЕ: Валентина Семеновна Кузнецова.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Земляки!

ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЕМ, ТОВАРИЩ КАПИТАН!

Пареньку из деревни Грибоедово не исполнилось и 17 лет, когда Родина призвала его на свою защиту

9 мая для жителя села Большая Боевка Александра Ивановича Майорникова (на снимке) — особый день. Он отмечает не только День Победы, который с 1942 по 1945 год приближал, сражаясь с врагом на фронтах Великой Отечественной войны, но и очередной день рождения. В этот раз он принимает поздравления по случаю своего 86-летия.

Его 20-летие товарищи отмечали в поверженном Берлине поздним вечером. «Вот какой подарок преподнесли к твоему дню рождения — Победу!» — произнес, пуская по кругу котелок с налитым в него спиртом, командир 76-го Гвардейского тяжелого танкового полка, в составе которого воевал командиром взвода лейтенант Майорников.

ЧЕМ тогда они говорили, за что поднимали тосты? Конечно, за Победу, к которой шли так долго, за свою большую и малую Родину, за не доживших до праздника друзей-однополчан, делились планами на будущее. Заветным желанием у большинства было оказаться как можно быстрее в кругу родных. Александр тоже представлял себе, как выйдет из вагона поезда на полустанке и полевой межой доберется до своей деревни Грибоедове в которой не был с зимы 1942 года, как обнимут его теперь уже ставшие не­вестами сестренки. Но мечта эта вопло­тится только спустя несколько лет.

Война вроде и закончилась, но началось противостояние теперь уже между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции. Порох, как говорится, приходилось держать сухим. На смену бывалым фронтовикам прибывало новое пополнение. А их, новобранцев с несколькими классами образования, — когда им было учиться в лихолетье? — приходилось обучать военному делу. И стал для молодых бойцов старший лейтенант Александр Майорников и командиром, и воспитателем. Должность к тому обязывала. Он служил заместителем командира роты по политической работе среди личного состава. Случалось, на привале во время учений подчиненные просили своего «комиссара» рассказать о себе. Ведь он был примером для них. И молодой офицер вместе со своими бойцами как бы оказывался в довоенной поре, в своем детстве, которого, по сути, и не было.

Он был вторым ребенком в семье, а всего их у отца с матерью было семеро. Поэтому многие обязанности по дому лежали на нем и старшей сестре Анне. И было огромное желание учиться. За два года до войны получил семилетнее образование, осенью того же 1939 года по­ступил в ремесленное железнодорожное училище. Но поработать по специально­сти не пришлось — началась война.

Александр вернулся в родное село, а в начале 1942 года, его, еще не достигшего 17-летнего возраста, призвали в армию. Время было тяжелое: наша армия отступала, неся огромные потери, фронт

требовал резервов. Вот ими-то, юнцами со школьной скамьи, наскоро обучив во­енному делу, и затыкали образовавшиеся бреши в линии фронта. Ему повезло тем, что не попал в состав стрелкового батальона, направленного под город Ливны, где в то время велись тяжелые оборонительные бои. Весь трудный 1942 год Александр Майорников учился воевать вначале в 203-м стрелковом батальоне, а потом в отдельном танковом учебном пол­ку, дислоцированном в г. Саратове. А уже оттуда их полк влился в состав танковой бригады и пошел освободительным похо­дом по родной земле и странам Западной Европы.

Разные военные должности занимал, несмотря на молодые годы. Был командиром отделения в разведвзводе, старшиной роты. Затем снова учеба на краткосрочных курсах подготовки офицеров. И вот уже лейтенант Александр Майорников командует взводом самоходных артиллерийских установок. Такова его военная биография.

Рассказывал командир своим подчиненным, как накануне очередного наступления он вступил в ряды Коммунистической партии. Многие из тех, кто писал в землянке заявления, так и не получили красную книжицу с барельефом В. И. Ленина. Они сложили головы в наступательных боях.

В 1951 году 26-летний офицер Советской Армии приехал из Германии, где нес службу, домой в отпуск. Деревня залечивала раны, нанесенные фашистом при отступлении в декабре 1941 года. Вся их семья собралась за столом. К тому времени вернулся из армии брат Петр. С фашистами ему не пришлось повоевать, а вот с японскими самураями довелось.

Сестры, любуясь братом, — уж так шла ему офицерская форма! — предла­гали в невесты своих лучших подруг. Он отшучивался: мол, ему и так хорошо. Тем не менее глаз на вечорке на одну из девушек положил. Вроде ненароком у сестер поинтересовался, чья дивчина, вроде и не помнит такой.

Оказалось Варя, так звали девушку, не из местных. В Грибоедове же работала учительницей. Познакомились, подружились, полюбили друг друга. А вскоре расписались в местном сельсовете. Уезжал в свою часть Александр уже семейным человеком.

По возвращении старший лейтенант рассказал о произошедших в его жизни изменениях командиру. Начались заботы по переводу жены к его месту службы. Дело оказалось хлопотным и длительным. И вот, наконец, долгожданная теле­грамма: «Встречай. Я уже на границе».

До 1956 года — до самой демобилизации капитана Майорникова из армии, семья проживала в Германии. По возвращении на малую родину 31-летний Александр пошел в РК КПСС, чтобы стать на учет. Там его словно ждали: секретарь райкома партии сразу предложил возглавить колхоз «Путь Ленина» в Грибоедове.

«Товарищи, — взмолился Александр, -да я же в сельском хозяйстве ничего не понимаю, ведь из своих лет жизни поло­вину провоевал и учил воевать других». Партийные начальники посоветовались и предложили поработать в аппарате райкома инструктором. Через год все же направили в менынеколодезский колхоз «Путь к коммунизму». А спустя несколько лет, после окончания заочного отделения Тимирязевской академии, менынеколо-дезские колхозники избрали его своим председателем.

А потом начались в аграрном секторе страны реформы в виде концентраций и специализаций.

Совхоз «Болынебоевский» стал специализироваться на производстве семян сахарной свеклы. И Александр Иванович принял непосредственное участие в этом. Там он проработал до самого ухода на заслуженный отдых.

Подняли с супругой на ноги дочь Нину и сына Владимира. Они давно уже бабушка с дедушкой, а недавно стали прадедушкой и прабабушкой.

Годы не идут, а летят. Вот и 86-й день рождения подошел, 60-летие совместной жизни с дорогой супругой Варварой Александровной позади. Силы уходят, но ветеран держится молодцом.

Так держать, Александр Иванович, и дальше! Здоровья тебе и твоим близким.

Леонид ПЕТРОВ.

Фото Виктора САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Защитники земли русской

«ЗДЕСЬ ОРДЕН МУЖЕСТВА ПАДЕТ НА ГРУДЬ ЗЕМЛИ…»

И снова на страницах нашей военной истории, а следовательно, и в сердцах живущих — красная дата. 2 февраля отмечалась 61-ая годовщина разгрома немцев под Сталинградом. Именно здесь в 1942 году развернулись главные военные события, напрочь подорвавшие тогда твердую уверенность Германии в победе.

Началась Сталинградская битва приостановкой немецкого наступления в июле 1942 года, а завершилась в феврале 1943 года ликвидацией 6-ой армии во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом. Только в ходе последней операции в плен была взята 91 тысяча человек. Общее же количество участников Сталинградской битвы исчисляется 2 миллионами. О ее масштабности можно судить по потерям противника — 800 тыс. человек, 2 тыс. танков и штурмовых орудий, 3 тыс. самолетов, а о результатах — по разви­тию коренного перелома в войне, по изменению военно-политического положения в мире в пользу антигитлеровской коалиции, по росту движения сопротивления в Европе и Азии.

В строю живых свидетелей и невольных участников крупнейшего сражения второй мировой войны стояли и наши земляки. 137 уроженцев Долгоруковского района участвовали в Сталинградской битве, примерно 70 из них погибли, защищая Сталинград. Тех, кто дожил до 61-ой годовщины, осталось совсем немного. И тем достовернее и ценнее лю­бых архивов и исторических документов их чувства и воспоминания.

НА МОЗОЛИСТЫХ, изъеденных нелегким трудом и годами, руках В. Т. Аксенова из Большой Боевки — пожелтевшая от времени красноармейская книжка. Еле видными чернилами обозначено, куда и в каком году завела нелегкая фронтовая дорожка солдата: Сталинградский, Брянский, 1 Украинский, 4 Украинский фронты. Но это все сухая статистика, а вот между строк — страх перед врагом и дикая на него озлобленность, горе потерь, поражений и слезы побед, потоки крови и холодного пота, бесконечная борьба за жизнь на Земле. Этого в документах, конечно, не пишут, для такого подтекста никакая деловая бумага не предусмотрена.

На фронт Василия Тимофеевича забрали в 1942 году в неполных 18 лет. Попал в досрочный призыв: враг уже вовсю господствовал в Черноземье, катастрофически не хватало людей. До злополучного дня трудился в родном колхозе, продолжая от отца перенятое кузнечное дело. Что и говорить, кузнецы испокон веков на селе ценились: кому плуг, борону отреставрировать, кому лошадь подковать, колесо поправить. Так и зарабатывал Василий на жизнь, семью поддерживал, покуда враг близко не подошел.

— Сразу же как забрали, — вспоминает Василий Тимофеевич, — отправили нас, вояк новоиспеченных, на «сортировку» в Водопьяновский район, что под Липецком. Там, таких, как и мы, ни разу автомат в руках не де­ржавших, собралось человек 300, а то и больше. Начали распределять по росту и по комплекции. Рослых командиры фазу отобрали, а те, кто поменьше, и я в их числе, попали в пехоту, в 359 запасной полк. Оттуда — на военные учения под Ливны, а там уже вовсю шли бои.

Так что учились воевать новобранцы уже в обороне, а потом в наступлении, которое держали у станции Коротыш. Здесь и показала жизнь молодому парнишке свою черно-белую сущность.

— Дали команду переправиться через Сосну, — продолжает рассказ ветеран. — Кое из чего собрали деревянную плотину, по сигналу гуськом двинулись к противоположному берегу. Тишину прервали автоматные очереди с той стороны, началась паника. От ракетных разрывов над переправой вмиг стало светло, хоть иголки считай. В глаза бросились новенькие эсессовские френчи. Немцы, вооруженные крупнокалиберными автоматами, шли рад разбит, но о том, чтобы его оставить, и речи не велось. С жизнью тогда не считались. Умирай, но иди вперед.

Под Сталинградом ранило во второй раз. Василий Тимофеевич и сам-то удивляется, как остался тогда в живых. На градуснике в тот день — 43 ниже ноля. Днем»— беспрерывная бомбежка. И только в темноте раненые, еще способные видеть и слышать, различили в снежном пространстве своих спасителей. Сани, чем-то напоминающие плывущую по волнам лодку, стремительно мчались вдоль линии фронта, а санитары грузили в них и живых, и мертвых.

Ранение левой ноги оказа­лось серьезным. В Ульянов­ской области, в стенах Димит-ровского госпиталя, Василий Тимофеевич провел более четырех месяцев.

— На Украинском направле­нии служил в составе 98 мотоциклетного разведывательного батальона, — продолжает свой рассказ наш герой. — Вначале мы действовали самостоятельно, а потом соединились с 31 танковым корпусом. В разведке служба была не тяжелой, опасность, конечно, не в счет. То в одном, то в другом направлениях брали «языков», с помощью переводчика их допрашивали. Так, почти превратившись в ночных волков, дожили до победы.

Долгожданная весть настигла Василия Тимофеевича в немецком селе Дершиль. Чуть-чуть не дошел до Берлина. Как и по всей Европе здесь радовались, отмечали победу. Хотя и в эти, и в последующие дни, аж до 15 мая, шли бои за каждый дом, за каждый кусочек земли.

Только в 1948 году Аксенов вернулся домой. Все это время находился на сверхсрочной службе в городе Проскорове Подольской области в качестве мастера по ремонту мотоциклов. Здесь же исполнял обязанности завхоза ВСМ — заправлял военную технику горючим. — А уж после войны работы — непочатый край. Везде пус­тота и разруха. С ними всем миром боролись.

Вдвоем с женой, Полиной Васильевной, налаживали быт. Своими руками дом отстроили — добротный, железом крытый, еще сто лет простоит. Сразу видно, что строение тех времен. Как ни тяжело было, пятерых детей на ноги постави­ли, образование дали. Теперь же спокойно доживают свой век, окруженные теплом и заботой детей и семерых внуков. Две дочери, Валентина и Галина, сын Виктор спешат к ста­рикам из Ельца. Василий в родном селе живет, так что каждый день навещает. Владимир тоже часто бывает.

Много у Василия Тимофеевича заслуженных наград — медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда» (к ней, кстати, и 13 личных благодарностей Сталина прилагаются), есть юбилейные награды и военные документы. Но это только малая часть того, что причитается по заслугам. Остальное же как-то невзначай затерялось. Любопытная ребятня в местном детдоме нет-нет, да и просила воспитательницу Полину Васильевну показать воен­ные награды мужа. Так, добрая их половина пропала. И стало недоказуемым то, что ноющая раздробленная пулеметом кость на левой ноге — след, на всю жизнь оставленный Сталинградом. Только накануне 1991 года стало возможным восстановить нужные для пен­сии документы по архивам, так как из Димитровограда пришел запрос с сообщением номера лечебного учреждения, где проходило лечение.

Но случай этот неудачей старики не считают. Что значат эти бумажки в сравнении с тем, что есть дети и внуки, есть работа, с которой еще можно справиться, и есть люди, которые и по сей день просят совета у мастера? Знают, что обязательно он поможет хотя бы словами, если на дело не хватит сил. В исполнившиеся 80 это, конечно, вполне естественно, хотя для духа военного, крепкого, еще рановато.

А. ЛЕДОВСКИХ.

НА СНИМКЕ: участник Сталинградской битвы В. Т. Аксенов из Б-Боевки.

Фото А. ЛЕДОВСКИХ.

_________________________________________________________________________________

СКВОЗЬ ГРОХОТ КАНОНАДЫ

По утверждению фронтовиков, это был самый тяжелый год войны. Коварный враг захватил Белоруссию, Украину, Прибалтику, огромную часть России, завязал бои в предгорьях Кавказа. 28 июля вышел грозный приказ Наркома обороны СССР № 227. Участникам Великой Отечественной войны он хорошо известен, как и на всю жизнь запомнился его девиз: «Выстоять!  Ни шагу назад!». Выстояли,  не сдали Сталинград, Кавказ, не дали врагу, как в 1941-м, шагнуть вглубь страны.

Селянам нашего района 1942 год запомнился как период больших лишений и трудностей. Враг был рядом — под Тербунами, Ливнами, Волово. Канонада жесточайших боев не стихала ни днем, ни ночью. Враг по-прежнему еще господствовал в воздухе. Почти в каждом населенном пункте были госпитали. И наши замечательные женщины помогали медперсоналу выхаживать раненых. 1942 год запомнился эвакуациями и призывом совсем юных парнишек. Многие из них вскоре сгорят в горниле войны под Ломигорами, Ливнами, на Орловско-Курской дуге. В том страшном году внимание всех было приковано к сражению под Сталинградом. Там, на волжских кручах, решалась судьба страны. Мотыльками сгорали в огне битвы ежедневно тысячи жизней наших воинов, в числе которых были и уроженцы Долгоруковского района. Достоверно известно, что, защищая Сталинград, сложили головы более 70 наших земляков. Живых свидетелей тех страшных для нашей Родины событий остались единицы. И среди них — В. В. Аксенов из Большой Боевки (на снимке выше).

_________________________________________________________________________________