Верхнеломовецкое поселение

Память

ЗАБОТА О ВЕТЕРАНАХ — НАШ СВЯТОЙ ДОЛГ

ЗA плечами этих убеленных сединой стариков — большая жизнь с ее радостями и невзгодами. Родились они в начале XX века. Так уж распорядилась судьба, что на их долю вышли тяжелейшие испытания. В 1941 году тысячи долгоруковцев ушли на фронт Родия; защищать. 4246 наших земляков сложили головы на поле брани. А сколько их вернулись домой инвалидами, искалеченными, некоторые из жизни ушли в послевоенное время. На сегодняшний день в районе около 200 участников боевых действий в ВОВ.

В селе Верхний Ломовец живет уважаемый и почитаемый человек — кавалер трех орденов Славы (приравнивается к званию Героя Советского Союза) П. Т. Жданов. Это гордость нашего района. Его фамилия навечно вписана золотыми буквами на Поклонной горе в Москве.

Родился в простой деревенской семье. Из пятерых братьев был старшим. С малых лет выполнял все крестьянские работы: пахал, убирал хлеб. В 1940 году его призвали на службу в Красную Армию. Попал на да­лекую Камчатку. Стал морским пехотинцем. Это была суровая, тяжелая служба, но Петр Тимофеевич вспоминает те годы, как одни из лучших в своей жизни. Это — школа мужания, становления характера, воинского братства, выживания в экстре­мальных условиях.

Когда началась ВОВ, морскую пехоту перебросили под Ленинград. В сражениях за город на Неве он получил первое боевое крещение. Был тяжело ранен. После длительного лечения в госпитале снова возвратился в строй. Вместе с боевы­ми товарищами участвовал в освобождении Карелии, Восточной Пруссии, ряда европейских стран. Перейдя границу с Польшей, их бригада встретила ожесточенное сопротивление противника, В одном из боев на польской земле Петр Тимофеевич проявил настоящий героизм. За это его наградили орденом Славы III степени. В сражении за Данциг участвовал в ликвидации фашистских десантников. Отличился. Орден Славы II степени ему вручил сам командующий фронтом — маршал Советского Союза К. Ро­коссовский.

Форсировал Эльбу, встречался с союзниками. А за успешное проведение войсковых операций на территории Польши, правительство этой страны наградило отважного воина медалью «За Одер, Ниссу, Балтику», а советское командование – «За взятие Варшавы».

Интересен такой факт. На одном из участков боевых действий сложилась критическая ситуация. Нашим надо было срочно достать «языка» и выяснить замыслы немцев. На эту операцию послали группу смельчаков из 20 человек во главе со старшиной Ждановым. Проникнув в тыл противника, разведчики вступили в схватку, взяли в плен 318 фрицев, потеряв двоих своих.  За подвиг

Петр Тимофеевич в Кремле из рук Председателя Верховного Совета СССР М. И. Калинина получил третий орден Славы I степени.

Когда отгремели салюты Победы, наш герой продолжал службу в армии. И только в декабре 1946 года возвратился до­мой. Семь лет работал в каменоломне, добывая камень для строительства животноводческих помещений. А появилась в колхозе острая нужда в кузнеце, он, не раздумывая, стал у нако­вальни. Этой работе отдал 37 лет.

Петр Тимофеевич давно на пенсии. Ему идет 83-й год. Он еще бодр, жизнерадостен. Вме­сте с женой вырастили детей, есть внуки, все они часто наве­щают своего знаменитого отца и деда. Несмотря на возраст, Петр Тимофеевич является председателем первичной ветеранской организации, часто встречается с местными школьниками.

ТЕПЕРЬ добрые слова хо­чется сказать в адрес другого нашего земляка, отважно сра­жавшегося в годы Великой Отечественной войны. Я имею в виду Г. П. Андрианова. Ему сейчас уже 92 года. Но еще сохранил память, часто вспоминает свое трудное детство и юность и, конечно, дороги ВОВ. Воевал в пехоте. Вот и прошагал солдат от Смоленска до фашистского логова. Правда, Берлин штурмовать не удалось. На подступах к Дрездену его тяжело ранило. День Победы встречал в госпитале. Спрашиваю у него: «Что самое страшное на войне?» Для него это смерть боевых товарищей. Сколько их погибло на его глазах! У героя, а иначе не назовешь, много боевых наград — целая шкатулка. Каждая дорога старому солдату.

— Живу последние два десятка лет в деревне Рог, — рассказывает ветеран, — а прописан в селе Новотроицкое. Это моя родина. Как участнику бо­евых действий, инвалиду войны, мне обязаны установить телефон. Ведь на старости лет хочется пообщаться с детьми, односельчанами, позвонить в больницу. Нет, говорят, ты здесь не прописан, а коли так — телефон тебе не положен. Обидно…

Понять Григория Павловича можно — воевал-то он за Отчизну родную, за нас с вами без всяких прописок. И вообще, по его мнению, отношение к бывшим фронтовикам желает быть лучшим. Он уже забыл, чтобы его кто-то навестил, оказал какую-нибудь услугу и так далее.

Думается, односельчанам надо серьезно задуматься над этим, надо окружить старика вниманием. Он этого заслуживает.

Я преклоняюсь перед муже­ством участников войны, у которых, кстати, в этом году юбилеи. Это П. А. Калашников, Т. И. Маслаков, Т. Р. Тюленев, А. П. Копаев, Г. Д. Голованов, И. П. Семенов, И. Ф. Гнездилов, М. Я. Копылов, В. В. Бакулин, И. В. Денисов, С. В. Подрядчиков, И. Д. Мельников. Кстати, в этом году одному из них — Т. И. Маслакову — исполняется девяносто лет, а у всех остальных, перечисленных выше — восьмидесятилетие.

ВЕСОМЫЙ вклад в Победу внесли и наши славные женщины в шинели. Они обеспечивали войска связью, ходили в раз­ведку, спасали и лечили солдат. У нас в районе 17 фронтовичек. Среди них М. А. Пономарева, М. Я. Чернобук, М. А. Лапши­на, Т. А. Доброславская, Л. С. Смирнова, В. П. Гаркушина, Л. П. Капырина, А. Г. Алексеева, К. П. Маслакова, М. И. Саввина, В. С. Кузьмина, Е. С. Иванищева и другие.

ПОЛЬЗУЯСЬ случаем, хочется сказать о тех, кто всегда поддерживает фронтовиков, ветеранские организации. Это, в первую очередь, директор ОАО «Долгоруковский молзавод» В. Н. Старых. Не только его возможности и финансовое состояние позволяют оказывать помощь. Это его душевный порыв, внутреннее сопереживание, сострадание, заложенное в его сознании всевышним, полученные от предков.

Или взять депутата областного Совета С. Н. Антонову. Это человек, рожденный для людей, не зная устали и покоя, всегда готова протянуть руку помощи человеку.

Чуток и внимателен к ветеранам начальник МУ «Долгоруковское ПАТП» И. Н. Рогожин. Не понаслышке знаю, как бережно, по-сыновьи относятся к участникам войны такие руководители хозяйств, как В. А. Никишин, А. В. Чаплыгин, В. Б. Пальчиков и другие.

РАЙОННЫЙ Совет ветеранов обращается к руководителям всех форм собственности: не обходите стороной старых солдат, сделайте все возможное, чтобы вскопать, закультивировать, посадить им огороды. Наш долг — поддержать фронтовиков морально, сказать им теплые слова, посетить их на дому, посидеть за чашкой чая. В этом деле важная роль отводится школьникам. Придите в дом уважаемых людей, наведите порядок, создайте им уют.

Посмотрите, в каком состо­янии находится жилье, в котором родился и жил до начала войны Герой Советского Союза И. А Дешин. Его сестра. Лидия Ивановна, сейчас болеет, не в силах привести в порядок мемориальную доску. Есть над чем задуматься педагогам Сви-шенской и Грызловской школ. Вместе с ребятами не должны забывать о земляке-герое.

ДА, остается совсем немного времени до светлого праздника — 60-летия Победы. Всего чуть более года. Но как хочется до­жить до этого дня и быть участниками торжеств славного юбилея. С верой и надеждой стремится к этому каждый ветеран войны. Дай Бог вам здоровья, дорогие наши победители!

Поколение людей, принесших в годы Великой Отечественной на нашу землю мир, надо ценить и уважать. Они этого заслуживают.

В. ШЕТИЛОВ.

_________________________________________________________________________________

ПОДНЯЛ ЗАСТАВУ В «РУЖЬЕ»

В ночь с 21 на 22 июня 1941 года на 14 пограничной заставе Перемышля нес дежурство политрук Михаил Захарович Скрылев, уроженец села Верхний Ломовец. Он первым заметил начало передвижения немецких войск через Государственную границу СССР в 3 часа 15 минут

Вот документальная запись, взятая из книги «Герои Перемышля», изданной институтом истории Академии Наук СССР в 1969 году: «С первыми выстрелами немцев я, как дежурный офицер, поднял заставу «в ружье» и объявил: «Началась война с Германией. Будем биться с врагом».

В эти минуты и началась Великая Отечественная война. Героизм и мужество советских воинов, в частности, пограничников Перемышля, сумевших на третий день войны штурмом овладеть этим городом, водрузить над ним красный флаг и продержаться несколько дней, привлекает к себе внимание военных историков всего мира. Герой Перемышля Михаил Захарович Скрылев впоследствии сражался на фронтах под Харьковом и Сталинградом, на Курской дуге и в Прибалтике. Прошел путь от командира взвода до начальника штаба полка. После войны полковник запаса Скрылев нередко приезжал на Родину. На первом листе книги «Герои Перемышля», которую он подарил музею, дарственная надпись: «Моим дорогим землякам — долгоруковцам. В знак моей глубокой преданности и любви к земле, родившей и воспитавшей меня».

Надежда КРЮКОВА, директор музея-усадьбы «Край Долгоруковский». Фото из архива музея.

_________________________________________________________________________________

ОТ КУРСКА ДО КЕНИГСБЕРГА

Мой прадедушка, Сергей Иванович Скрылев, родился 20 октября 1924 года в селе Верхний Ломовец. В 1942 году, в неполные 18 лет, его мобилизовали на фронт. Родину защищать.

В составе стрелкового полка он участвовал в Курской битве, освобождал брянскую землю. Позже после военной переподготовки стал минометчиком. Его полк с июля по август 1944 года участвовал в операции «Багратион» на белорусской земле, в результате которой были освобождены территории Белоруссии и Прибалтики.

В боях на землях восточной Пруссии в феврале 1945 года дедушка был тяжело ранен и долго лечился в госпитале. После выздоровления его отправили в запасной полк, дислоцированный в городе Гумбиннен, там он и встретил Победу.

В июне 1945 года в полк приехала комиссия из военного училища г. Саратова. Сергей Иванович успешно сдал экзамены в танковое техническое училище. Там он проучился четыре года.

С 1949 года он служил в танковых войсках в группе советских войск в Германии, потом — на Украине и в г. Барнауле.

В 1964 году уволился из рядов Советской Армии и переехал на постоянное место жительства в г. Кривой Рог.

Там он на протяжении 40 лет работал преподавателем в горном механическом техникуме. В 2004 году в возрасте 80 лет ушел на отдых.

Мой прадедушка награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Богдана Хмельницкого III степени, медалью «За боевые заслуги».

Сейчас мой дедушка живет в г. Кривой Рог. Встретил вместе со всеми долгожданный праздник — юбилей Победы.

Ольга РЯЗАНЦЕВА, ученица 7-в класса лицея с. Долгоруково

Фото из семейного архива.

_________________________________________________________________________________

Память

«ЗА ВОЛГОЙ ДЛЯ НАС ЗЕМЛИ НЕТ!»

Победа советских войск в Сталинградской битве, длившейся 200 дней и ночей — с 17 июля 1942 г. по 2 февраля 1943 г., — явилась крупнейшим военно-политическим событием в ходе Второй мировой войны.

Великая битва, закончившаяся окружением, разгромом и пленением отборной немецкой группировки, изменила характер действий захватчиков на Кавказе, в районах Ржева и Демянска. Поражение вынудило вермахт отдать приказ о подготовке Восточного вала, на котором предполагалось остановить наступление Советской армии.

Победу советских войск оценили многие государ­ственные и политические деятели. В послании И. В. Сталину 5 февраля 1943 года Ф. Рузвельт назвал ее эпической борьбой, решающий результат которой празднуют все американцы. Премьер-министр Великобритании У. Черчиль в послании Сталину от 1 февраля 1943 года назвал ее изумительный. А король этой страны прислал сталинградцам дарственный меч с выгравированной на клинке на английском и русском языках надписью: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь — от короля Георгия VI в знак глубокого восхищения британского народа». В самой же Германии после поражения в городе на Волге был объявлен траур.

Победа далась большой кровью. Общие потери только в оборонительной операции составили около 650 тысяч бойцов и командиров, а всего погибло свыше 1,1 миллиона человек. Защитникам разрушенного до основания города битва запомнилась

невиданным до этого масштабным ударом немецкой авиации с воздуха 23 августа, когда было совершено 2 тысячи вылетов. Одна эта массированная бомбардировка унесла более 40 тысяч жизней мирных жителей и превратила город в руины, а Волгу — в огненную реку из-за пылающей на ее поверхности нефти. В памяти выживших защитников города-героя остался приказ Иосифа Сталина под номером 227, которым предусматривались самые жесткие меры к тем, кто проявит трусость и малодушие.

В том великом судьбоносном для страны сражении участвовали очень многие наши земляки. В основном это были 18-летние парни, призванные в начале 1942 года сразу после освобождения территории района от оккупантов.

На Сталинградском фронте воевал в то время в составе 24-й гвардейской механизированной бригады 19-летний разведчик Василий Дедяев из с. Верхний Ломовец. Он получил тяжелое ранение и по этой причине был демобилизован.

Еще один верхнеломовчанин, Николай Жданов, прошедший фронтовыми дорогами от Москвы до Берлина и получивший четыре ранения, также защищал город на Волге, за что был удостоен медали «За оборону Сталинграда».

Защитниками города были Иван Камардин, Петр Копытин, Иван Кузьмин, Егор Прошунин.

Верхнеломовчане могут гордиться земляком Михаилом Скрылевым, закончившим войну в звании подполковника и имевшим к тому времени орден

Красной Звезды, орден Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени и множество медалей. В составе парламентской группы он ходил в расположение деморализованного врага и принимал его капитуляцию.

В наступательных боях в составе Донского фронта принимал участие и ныне здравствующий кавалер ордена Славы II и III степеней ратник из д. Бурелом Сергей Мерзликин. На волжских кручах Сталинграда отбивался от врага долгоруковец радист Иван Колпаков.

26 сентября у деревни Томилино, на подступах к Сталинграду, сложил голову 32-летний Яков Андреев из с. Жерновное. В ожесточенных боях за освобождение города отдали жизни уроженцы с. Свишни Григорий Антипов и Петр Антипов. В августе 1942 года на подступах к нему погиб стрельчанин Аким Вельских.

В одной из братских могил Волгоградской области покоится Андрей Бирюков из д. Анютино, сейчас уже не существующей. Он погиб в ноябре 1942 года в Сталинграде. А его односельчанин и однофамилец Борис Бирюков отдал жизнь у станции Гумрак 22 января 1943 года. В бою за этот же населенный пункт погиб и Данил Бирюков.

Положили на алтарь победы свои жизни за город на Волге 40-летний рядовой из д. Михайловка Ефим Борисов, 37-летний Василий Гущин из Слепухи. жерновец Виталий Денисов, в последний день 1942 года вражеская пуля оборвала жизнь уроженца д. Новинка Ивана Денисова.

Длинен скорбный список долгоруковцев, павших смертью героев на подступах к волжской твердыне в освободительных боях за город. Вечная слава им и память!

Леонид ПЕТРОВ.

Ломовчанин Михаил Скрылев в 2943 году в составе парламентской группы принимал капитуляцию врага.

_________________________________________________________________________________

О героях былых времен

От Воронежа — до Прибалтики, от Монголии — до Порт-Артура

Николаю Свечникову в то время, когда началась Великая Отечественная война, шёл 21 год. На фронт попал в самое трудное для Родины время — первой половине 1942-го. Немцы предприняли новое наступление, чтобы захватить южные житницы страны, нефтяные промыслы Закавказья, Сталинград.

В составе 8-й механизированной бригады резерва главного командования механик-водитель танка Свечников схлестнулся во встречном бою с врагом под Воронежем. До августа 1943 года боль­ше приходилось держать оборону, отбиваться от врага. И только по­сле того, как отборные танковые дивизии вермахта были разбиты под Орлом и Курском, наступил период освободительного шествия сначала по нашей земле, потом по странам западной Европы. Вое­вал в составе танковой армии 1-го Украинского фронта, а затем 2-го Прибалтийского. И так до победного мая 1945 года.

Но и после этого часть не была расформирована, а переброшена через всю страну в Монголию. А отсюда тяжелый боевой путь через Большой Хинган до Порт-Артура.

Только весной 1946 года старший сержант, орденоносец Николай Свечников, вернулся в родное село В-Ломовец. Пригодилась в мирной жизни военная профессия. Ведь танк, если с него снять башню и во­оружение, всё равно, что тяжёлый гусеничный трактор, с таким же дизелем и трансмиссией. Так что особо переучиваться фронтовику не надо было.

В первые послевоенные годы Николай Егорович трудился в Жерновской МТС, а затем — в колхозе «Верный путь» бригадиром тракторной бригады. Считался в районе одним из лучших специалистов среднего звена. Механизаторы уважали его за трудолюбие и отзывчивость.

Вспомнить героя подтолкнула встреча с его дочерью Клавдией Николаевной Образцовой, проживающей в с. Долгоруково. Помнится, отец очень гордился ею, как, кстати, и другими детьми, нашедшими своё место в жизни, с супругой они воспитали пятерых.

ЛЕОНИД ПЕТРОВ.

За мужество и героизм, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, Николай Свечников был награждён двумя орденами Красной Звезды и двумя медалями — «За победу над Германией» и «За победу над Японией».

ФОТО ИЗ АРХИВА СЕМЬИ СВЕШНИКОВЫХ.

_________________________________________________________________________________

ПОЧТИ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Жителя села Верхний Ломовец П. Т. Жданова знают все. Чего уж там, кавалер трех орденов Славы. Обладатель таких наград по праву приравнивается к Герою Советского Союза. В канун Дня Победы отважный воин получает телеграммы, письма. А в них слова благодарности за мужество, подвиг великий. Недавно старого знакомого тепло поздравил с праздником Глава администрации области О. П. Королев, пожелал солдату здоровья и всего хороше­го. Расстрогался Петр Тимофеевич — не забывают его люди, видано ли, сам хозяин области вспомнил!

Живет наш герой скромно, пенсию получает не ахти какую высокую, занимается, как и все деревенские мужики, хозяйством, имеет огород. Чувствует себя неплохо — есть еще порох в пороховницах. Считает, что жизнь про­жита не зря, выросли дети, подрастают внуки, окружен уважением и почетом. А больше всего старому солдату не хочется войны.

НА СНИМКЕ: П. Т. Жданов.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

ОН ВОЕВАЛ В МОРСКОЙ ПЕХОТЕ

Ровно год, как нет с нами полного кавалера ордена Славы из села Верхний Ломовец Петра Тимофеевича Жданова. Вся его жизнь без остатка отдана Родине. Ее свободу и независимость он защищал в годы Великой Отечественной войны, а вернувшись с Победой домой, бравый старшина запаса трудился в колхозе, не жалея сил.

Орденоносец мог подыскать себе должность «потеплее» и полегче, но пошел трудиться в ремонтную мастерскую кузнецом.

В армию 19-летний Петр Жданов был призван в 1940 году. Поезд увозил новобранцев через всю страну к восточным рубежам, к великому Тихому океану. Когда началась война, попросился на фронт. Но только в конце 1942 года в составе сводного отряда морской пехоты 21-летний моряк окажется на передовой под Ленинградом. Их отряд, отличавшийся особой дерзостью, держал оборону на Черной речке. Бои на данном участке фронта были ожесточенные. В одной из атак ото­рвавшийся от основных сил отряд был окружен за железнодорожным полотном. В том неравном бою Петр Жданов был ранен в грудь.

Вместе с раненым однополчанином им удалось оторваться от немцев, подорвав оставшимися двумя связками гранат немецкий танк. До наших окопов оставалось совсем немного, когда силы оставили земляка. Его однополчанин пополз к своим в одиночку. Вскоре к Жданову прорвались наши автоматчики и подобрали его — истекающего кровью, замерзающего на январском морозе.

Отличился вновь Петр под Гатчиной. Перед его стрелковой ротой находился укрепленный пункт противника. Чтобы добраться до вражеских окопов, нужно было преодолеть четыре ряда колючей проволоки. Проделать в них проход в числе добровольцев вызвался и наш земляк.

Под Данцигом в составе взвода Жданов вел бой с превосходящими силами противника. Когда стали подходить к концу боеприпасы, взводный послал его и еще одного бойца за ними в тыл. По пойме разлившейся реки Висла они доставили ящики с патронами, уничтожив расчет вражеских пулеметчиков, преграждавший путь. Их взвод тогда взял в плен более 300 гитлеровцев во главе со старшим офицером. За смелость и отвагу, проявленную в этом бою, П. Т. Жданов был награжден третьим по счету орденом Славы I степени.

Свой боевой путь старшина Жданов закончил в Германии, но домой вернулся только спустя четыре года после Победы.

Встреча Петра Тимофеевича Жданова с губернатором области Олегом Петровичем Королевым у бассейна «Волна».

Фото Виктора САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Победители

НОСИТЕ ОРДЕНА! ОНИ ВАМ ЗА ПОБЕДУ, ЗА РАНЫ ВАШИ ЧЕСТНЫЕ ДАНЫ!

У Петра Тимофеевича Жданова, жителя с. В-Ломовец, сегодня день особый. Участник Великой Отечественной пришел к памятнику павших воинов, чтобы почтить память тех, кто погиб, защищая родное село, а заодно вспомнить и помянуть однополчан, с которыми воевал, отстаивая пядь за пядью родную землю.

В глубокой печали склонил ветеран седую голову. За короткое время память воскресила события шестидесятилетней давности. Как давно это было, а как будто бы вчера.

Будто вчера молодым безусым юнцом в далекие сороковые пошел служить в армию Петр Жданов. Прибыв к месту назначения на полуостров Камчатка, очень обрадовался. Покорила сердце экзотическая природа тихоокеанского региона — когда бы увидел еще такое? Свежий морской воздух придавал силы, закалял физически. Служилось легко, учебные тренировки воспринимались как должное и необходимое. Не раз потом с благодарностью вспомнит боец уже будучи на фронте первый год своей службы в комендантском взводе горпогранвойск.

Известие о войне встретил с глубокой горечью. Но особо не удивился, ведь уже тогда в солдатской среде просачивалась информация о готовящемся нападении на Советский Союз. Однако верить в то, что это произойдет, не хотелось, и уж предположить, что война затянется на долгий период, тем более.

Адская военная машина разворачивала свои страшные лопасти и давила ровно и оди­наково города, деревни, села, а вместе с ними людей, про­двигаясь все дальше и дальше в глубь страны.

Дивизию, в составе которой служил Петр Жданов, перебросили сначала под Москву, потом переправили в Ленинград. В местечке Колпин, что на Черной речке, велись кровопролитные, ожесточенные бои. Не найти слов, чтобы описать мужество и героизм русских солдат, стоявших насмерть.

Части морской пехоты после короткой артподготовки были брошены в январе 43-го на прорыв блокады. Когда по­дошли к вражеским траншеям, схватились с врагом врукопашную. В сознании воинов билась мысль: задавить врага любой ценой. Неожиданно края третьей траншеи обрушились у солдат под ногами. Петр Жданов стал медленно сползать, когда его заметил худощавый рыжеволосый немец. Не дав возможности стать на ноги нашему герою, он с размаха ударил его прикладом автомата в грудь. От резкой боли помутилось сознание, из носа хлынула кровь, боец не успел даже осмыслить происходящее. От рокового исхода его спас боцман Павел Филимонов, который ножом зарезал фашиста. Так, судьба пощадила Петра.

События на фронте разворачивались относительно благоприятно для Советской Армии. В результате ожесточенных боев соединились Волховский и Ленинградский фронта. Необходимо было освободить Северную железную дорогу, по которой везли про­дукты в Ленинград. Немцы по ней же переправляли в Германию награбленное добро: произведения искусства, ценнос­ти. От 300 сотен человек подразделения, в котором воевал Петр Жданов, осталось всего 118. Их бросили «оседлать» железную дорогу с целью остановить мародерствующего врага. По неопытности командира группы бойцы попали в «мешок». На их уничтожение фашисты бросили 19 танков, которые начали «утюжить» русских солдат.

От 118 человек в живых остался он, тяжело раненный, и боцман с оторванной рукой. Судьба вторично подарила нашему герою жизнь. Ему удалось вырваться из этой ловушки.

Начался сильный снегопад. Идти сил не было. Немцы отступали всего в 50 метрах, одно неосторожное движение — и гибель неминуема. В том местечке, где оказался Петр, проходили сливные трубы местного завода, он и упал рядом с ними, потеряв сознание.

А снег сыпал и сыпал, покрывая все вокруг белым одеялом. Завалил он и нашего героя. Ему вновь повезло: отыскала санитарная собака. Очнулся Жданов от того, что пес лизал ему лицо, руки шершавым теплым языком, словно хотел привести в чувство человека. Санитары подобрали бойца и отправили в госпиталь.

После лечения Петр Тимофеевич продолжал воевать в 120 дивизии 137 стрелкового полка в автоматной роте, учас­твовал в освобождении Невской Дубравы и других населенных пунктов.

Помнит ветеран тяжелые бои. Казалось, горели земля и небо. От тяжелых взрывов содрогалось все вокруг. Фашисты озверели в своем безумном желании подавить сопротивление, русскими солдатами владело иное желание — выстоять любой ценой.

В Таицах Петра Жданова ранили вторично. Лечение затянулось до двух месяцев, лежал в госпитале на Васильевском острове. Потом получил назначение в l-ю дивизию войск НКВД (впоследствии она стала 46 дивизией), в разведроту.

Корейский перешеек, Койвеста, Выборг, Эстония, Тарту, Пярну — основные этапы даль­нейшего боевого пути героя. Затем воевал в составе 2 Белорусского фронта, освобождал Нарев, Цеханов, новую Млаву, Кенигсберг.

Последние месяцы войны остались в памяти ветерана на всю оставшуюся жизнь. В Донцах немцы взорвали дамбу, вода залила местность, сами фашисты спаслись на плотах. Петр Тимофеевич в составе разведроты пошел в разведку в тыл врага прямо по воде в валенках. Бойцы не чувствовали холода, необходимо было выполнить боевую задачу — отвлечь внимание противника. И враг бросил все силы на отражение наступающих частей, разведчики же ударили с тыла. В этом сражении в плен взяли 318 немцев.

«Мы практически не болели, простуда не брала закаленного суровыми погодными условиями русского солдата. Мы защищали Родину, осознание святого долга не позволяло расслабиться. Части были интернациональные: русские, украинцы, белорусы, казахи и другие сражались плечом к плечу, каждый видел в своем однополчанине брата. Как же все это могли мы забыть?» -рассуждает ветеран.

Потом был 500-километровый бросок к Одеру, форсирование реки. От Штральзунда прошли через 3-километровый пролив к острову Рюген, с боями взяли три города и в том числе Засниц, в котором в 1918 году в эмиграции находился Ленин. Особенно удачным было сражение, в результате которого немцы сдали Шпандау — город тюрем, лаге­рей, гестапо. 3 мая подошли к Бранденбургским воротам. На рейхстаге уже развевалось Красное знамя.

Именно в -45-м советское командование представило солдата за его боевые заслуги к трем орденам Славы. Но самой дорогой наградой герой считает медаль «За оборону Ленинграда», которую ему вручили 2 июня 1943 года, ведь именно под этим городом-героем русский солдат родился как бы заново.

Мобилизовался Петр Тимофеевич Жданов в 1946 году. Послевоенная жизнь ветерана прошла в В Ломовце куда он при ехал, обзавелся семьей. Здесь вырастил детей, сюда приезжают внуки, и именно в этом селе ему все близко и дорого. Но самым святым местом считает обелиск с именами погибших да две братские могилы, которые время от времени посещает ветеран. Это дань уважения тем, которых нет, но в память обо всех погибших и однополчанах своих низко склоняет убеленную сединами голову герой-земляк.

Н. НИКОЛАЕВА.

НА СНИМКЕ: полный кавалер ордена Славы П. Т. Жданов.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

ГОРДОСТЬ И СЛАВА РОССИИ

Об этом удивительно мужественном и бесстрашном человеке читателям нашей «районки» известно многое. Но мне бы хотелось, отмечая юбилейный день рождения, напомнить о некоторых неизвестных штрихах военной жизни Петра Тимофеевича Жданова — кавалера трех орденов Славы, Почетного гражданина Долгоруковского района.

Он принадлежит к поколению тех людей, кто познал все тяготы нелегкой жизни начала XX века. Родился в далеком 1921 году. Разруха, нищета, голод, разбои, саботаж — вот характерные черты того времени.

ТАКАЯ суровая жизнь формировала характер молодого поколения, учила бороться с трудностями и побеждать их. И эта школа не прошла бесследно. Вот что, вспоминая прошлое, рассказ зал мне солдат.

На военную службу он был призван в 1940 году на Тихоокеанский флот. О моряках ходило много легенд. Петр Тимофеевич Жданов в 19-летнем возрасте одел тельняшку и стал морским пехотинцем. Далеко на Дальнем Востоке получил первые навыки морского мастерства, боевой закалки.

Когда началась Великая Отечественная, попросился на фронт, но просьба былаудовлетворена не сразу. Только к концу 1942 года П. Т. Жданов в составе сводного отряда морских пехотинцев под командованием капитана Данилина попал под Ленинград держать оборону на Черной речке.

Через некоторое время перед отрядом была поставлена задача — «оседлать» железную дорогу. Моряки выполнили ее, хотя это было нелегко. А потом боевое счастье изменило им. В азарте атаки они прошли слишком далеко, и немцы окружили остатки отряда за железнодорожным полотном.

В этом кровавом бою участвовал и Петр Жданов вместе со своим другом Павлом Филимоновым из Пензы. Петр был ранен в грудь, а Павлу осколком снаряда оторвало руку.

Раненые солдаты продолжали бороться со смертью. Им удалось уползти с места побоища, унося с собой две связки фанат. Они скрылись за железной трубой, оставшейся с довоенного времени на бывших гидроторфяных разработках.

Но фашисты их обнаружили и начали преследовать. Чувствуя смертельную опасность, Петр Жданов, не раздумывая, бросил связку гранат по немецкому танку и подо­рвал его. Добравшись до трубы, он почувствовал, что силы его иссякают.

До наших было с полкилометра. Наступила ночь. Петр уже еле двигался, а Павел с перетянутой жгутом рукой, выбиваясь из последних сил, полз дальше, к своим, надеясь на помощь. И она пришла во­время. Наши автоматчики прорвались к трубе, подобра­ли Петра Тимофеевича, замер­зающего на январском снегу при 30-градусном морозе, и спасли его. Вот так волею судьбы наш герой остался в живых и продолжал свой боевой путь. Сожалеет о том, что спасшего его жизнь Павла он больше не увидел.

ПОСЛЕ длительного лечения Петр Тимофеевич в морскую пехоту уже не вернулся, а попал в 120-ю стрелковую дивизию. Но лихость и боевое упорство моряка остались навсегда в его характере. В памяти особо запечатлены и незабываемые бои за Синявские высоты. Об этом кровавом побоище многое написано. Но для Петра Тимофеевича эти бои были особенно тяжелым испытанием. Штурмовали, падая насмерть в рукопашном бою, теряя много солдат. Продвигались в день по 50-70 метров, но позиций своих, не сдавали. Победа досталась дорогой ценой.

Рожденный на Петров день, Петр Тимофеевич с грустью вспоминает погибших друзей и, размышляя, думает: «Господь Бог сберег меня от смерти в этом бою, ибо в живых остались единицы».

После синявских баталий он принимал участие в боях за Пулковские высоты, Красное Село, Гатчино.

ЗАПОМНИЛСЯ ему такой случай. Под Гатчиной рота старшего лейтенанта Семина получила приказ взять штурмом поселок Тайцы. Но это селение было укреплено немцами. Фашисты сосредоточили там большие формирования боевой техники. Место боевых действий было окружено четырьмя рядами колючей проволоки. Старший лейтенант Семин дал приказ 18 солдатам проделать проход через заграждения для проведения наступательной операции. В числе 18 был и Петр Жданов.

Когда были прорезаны все четыре ряда проволоки, наш земляк прополз еще метров пятнадцать вперед. Весь огонь вражеский пулеметчик сосредоточил на нем. К счастью, рядом оказался штабель дров. Петр укрылся за ним. Взвесив обстановку, сумел подобраться к фашистскому дзоту и бросил в дымовую трубу противотанковую гранату. После этого пулемет заглох, а выскочивших из бункера двух нем­цев сразил пулеметной очередью. Заглушив огневую точку, рота поднялась в атаку и выполнила боевую задачу.

В том бою наш герой получил тяжелое ранение и попал в госпиталь. После длительного лечения его направили в запасной батальон, а затем в 314-й стрелковый полк 46-й стрелковой дивизии. В составе роты автоматчиков капитана Сыркашева принимал участие в боях за города Терноки, Койвисто, Выборг. Однажды с группой из 12 солдат сутки держал оборону противника.

КОГДА Финляндия вышла из войны, самых отважных и смелых автоматчиков на торпедных катерах перебросили в Эстонию.

Рядовой Жданов в составе второй ударной армии принял участие в сражениях под Тарту и Пярну, в боях против отрезанной в Прибалтике курляндской группировки немецких войск.

С болью в душе и горечью ветеран вспоминает тысячи погибших солдат за освобож­дение прибалтийских республик.

Обидно до слез, что нынешние правители этих республик заняли оскорбительную и унизительную политику в отношении Советской Армии, отдельные фашистские выродки глумятся над памятниками советских солдат, называют советских вои­нов оккупантами.

ШЕЛ 1944 год. Наши, разгромив немецкие войска в Прибалтике, продвигались вперед в сторону фашистской Германии. Они перешли государственную границу и вступили на территорию Польши. В составе 120 стрелковой дивизии находился и Петр Жданов. Есть что рассказать о некоторых моментах военных событий на территории этой страны. Так, однажды пытавшиеся прорваться на запад немецкие войска окружили штаб полка. Группа автоматчиков капитана Сыркашева, в числе которых был и наш герой, спасла полковое знамя и пробилась с ним из окружения.

ОСОБО памятен такой случай. Это было под Данцигом. Взвод старшего лейтенанта Кречетова вел бой с превосходящими силами противника в пойме разлившейся реки Вислы. Кончились боеприпасы. Старший лейтенант Кречетов послал за патронами рядового Жданова и его сослуживца Зинаида Русланова. Они по воде притащили ящик с патронами, а на пути уничтожили преграждавшие им дорогу пулемет и трех немцев. В этом бою бойцы старшего лейтенанта Кречетова взяли в плен триста восемнадцать гитлеровцев, в том числе одного старшего офицера. За мужество и отвагу Петр Тимофеевич получил третий по счету орден Славы I степени.

Польское правительство, отмечая огромный вклад советских солдат в освобождение Польши, наградило мно­гих солдат своими орденами и медалями, в том числе Петра Тимофеевича — медалью «За Одер, Ниссу, Балтику».

Конец войны наш герой встретил в Германии в городе Хагенове. Как положено по статусу ордена Славы, ему, как полному кавалеру ордена, было присвоено звание старшины. Так закончилась военная биография этого бравого солдата. В 1946 году он демобилизовался и вернулся в родной В-Ломовец.

НЫНЕ Петр Тимофеевич со своей верной спутницей жизни Марией Федотьевной в здравии и благополучии проживают в селе В-Ломовец. Вырастили и воспитали сына, дочь. Радуются трем внукам и одному правнуку.

Петр Тимофеевич бодр и здоров. Много работает, принимает активное участие в жизни ветеранской организации, частый гость в местной школе. Он почитаемый и ува­жаемый человек в районе, области. Петру Тимофеевичу Жданову в числе первых присвоено звание «Почетный гражданин Долгоруковского района».

В день 85-летия желаем замечательным людям — Петру Тимофеевичу и его жене Марии Федотьевне счастья и бла­гополучия, крепкого здоровья, мира, уюта и добра!

В. ЩЕТИЛОВ.

НА СНИМКЕ: П. Т. Жданов.

Фото В. Самохина.

_________________________________________________________________________________

Письма с фронта

«ВАШ СЫН, ПРОЯВИВ ГЕРОЙСТВО И МУЖЕСТВО, ПОГИБ…»

В школах района силами учащихся, краеведов, учителей истории и просто неравнодушных к прошлому своей Родины людей открыты музеи. Сейчас, в год юбилея Победы над фашистской Германией, их двери должны быть всегда распахнуты.

70 лет — немалый отрезок времени, и большинство участников Великой Отечественной войны покинули мир земной. Остались лишь их воспоминания, фотографии, письма, награды…

Готовясь к написанию «Письма с фронта», после изучения «Севастопольских рассказов» Л. Н. Толстого, решила познакомить детей с материалами школьного музея.

Многое узнали мальчишки и девчонки. Вспомнили, что война длилась 4 года, 1417 дней и ночей, унесла 27 миллионов жизней. Матери потеряли сыновей и дочерей, жены — мужей, сотни тысяч детей остались сиротами. Историки посчитали, что если каждому из погибших посвятить минуту молчания, то насе­ление Земли будет молчать 30 лет.

Особое внимание детей привлекли письма с фронта — живые свидетели тех далеких страшных лет. Письма играли большую роль в жизни людей, ведь им нужно было общаться эти долгие годы лихолетья. Письма вселяли надежду как в сердца солдат, так и в сердца родных.

Вот они, пожелтевшие листочки, которые бережно хранили в роду Челяевых из села Нижний Ломовец. Страницы из обычной тетради, исписанные химическим карандашом, рассказали многое о человеке, написавшем их.

Григорий Васильевич Челяев. Старший сын в многодетной семье Василия Ивановича и Ольги Стефановны. Они воспитали 4 сыновей и 2 дочерей. Долог военный путь этого русского солдата. Письма датированы 22 апреля 1942 г..

22 мая 1943 г., 5июня 1943 г., 12 июня 1944 г., 12 января 1945 г. В них не только беспокойство о родителях, сестрах, младших братьях, трево­га о брате Алексее, который тоже на фронте, но и уверенность в Победе.

Вот строки из писем: «..Пишу своему родному папе и маме, сестрам Насте и Наташе. Папаша, не обижайся, что я долго не писал… Опиши, где братья Алексей и Володя. Есть слух от них или нет?», «…Разобьем врага, и вернусь с победой домой» (1942 г.).

Солдатские треугольники часто приходили в дом Челяевых. Ведь два сына, две кровинушки в 41-м ушли защищать родную землю.

Алексей вернулся с фронта без руки. А в феврале 1945 года пришло извещение… Вот оно, пожелтевшее, смотрит своими страш­ными глазами на притихших девчонок и мальчишек.

«Ваш. сын, мл. сержант Челяев Григорий Васильевич, в бою за социалистическую Родину, верный присяге, проявив геройство и мужество, погиб 17 февраля 1945 года и похоронен с солдатскими военными почестями в 2 км южнее гор. Росниц (Германия)».

А ведь уже пахло Победой! И родителям так не хотелось верить в гибель старшего сына.

…Притихшие мои семиклассники писали письма с фронта своим родным. И они вместе с русскими солдатами, защитниками Севастополя, верили в Победу, любили свою землю и защищали ее от врага.

С уважением, Тамара ДЕДЯЕВА, учитель русского языка и литературы В-Ломовецкого филиала Братовщинской школы им. Героя Советского Союза В. С. Севрина.

Фото Татьяны КИРИЧЕНКО.

«Вот оно, пожелтевшее извещение, смотрит своими страшными глазами…»

Солдатские треугольники бережно хранили в роду Челяевых из с. Нижний Ломовец.

_________________________________________________________________________________

Война солдатская

ИЗРАНЕННЫЙ В БОЯХ, ПОЛВЕКА ДОБИВАЛСЯ ПРАВДЫ

На фронте его ранило трижды. Во второй раз при форсировании Днепра пулеметная очередь прошлась дуплетом вдоль бедра, оставив ровную строчку пулевых отметин. Однако доказать это красноармеец Кузьмин смог спустя 51 год.

* * *

— Жданов.

— Я.

— Кузьмин.

— Я.

С подобной переклички начиналась для миллионов наших защитников Родины война. Деревенские мужики и парни недосушили на косогорах сено, не до конца приладили ивовый плетень, недомазали глиной вперемеж с гнилой соломой закуты. Война. Германец лютый наступает. Жжет, палит — вставай, страна огромная! Давай отпор врагу!

КРАСНОАРМЕЕЦ А. И. Кузьмин в отличие от земляков-ломовчан к моменту вероломного нашествия на Советский Союз гитлеровцев уже носил военную форму. В 1940 году призвали парня под козырек и вместе с земляком, ле­гендарными, слава Богу, ныне здравствующим полным кавалером ордена Славы П. Т. Ждановым, «загремел» к черту на кулички. В составе 222-го особого батальона в качестве стрелка оказался аж на Камчатке. Обтерся, прошел курс молодого бойца. И вот немец крушит Брест. Понятно, что на другом конце земли не слышно было грохота орудий и лязгания гусениц бронированных «черепах» отменно подготовившейся к марш-броску на Москву немецко-фашистской орды. Тем сильнее сжимались кулаки, а сердце рвалось в бой.

ВОЙНА «крестила» Кузьмина не где-нибудь, а в пекле боев Сталинградского направления. Правда, не успел еще как следует пристрелять винтовку, а немец всадил пулю в левое плечо. Было это в декабре 1942 года на подступах к городу Миллерово Ростовской области. Пришлось оставить на время свой 101-й полк 35-й стрелковой дивизии. Отправили вначале в выездной передвижной госпиталь в Нижний Мамон, а оттуда через две недели в город Калач в госпиталь стационарный. Здесь и встретил весну 1943 года.

Зазвенела капель, зашуме­ла по оврагам полая вода. А с приходом тепла бойцов-селян потянуло домой. К пашне. Однако приказы следовали иные. Кузьмин получил направление на Юго-Западный фронт в стрелковую дивизию, дисло­цировавшуюся на далеких подступах к городу Днепропетровску. Новые друзья, но у всех общая задача: бить врага. Все лето пуля-дура обходит стороной Александра Ивановича, хотя иной раз в переделках приходилось несладко: заклинивали автоматы, плавились от перегрева стволы «Максимов». Жара, чуть не доглядел, швыряй за бруствер железяку.

ФОРСИРОВАТЬ в октябре Днепр бойцов готовили и морально. Схватка предстояла ожесточенная. У организато­ров операции только планируемые потери исчислялись сотнями человек. А сколько их, павших, оказалось на самом деле, ведомо Господу Богу, студеной воде да штабному писарю, до которого доводили явно заниженный план рассылки «похоронок», уменьшая процент убитых за счет хоть как-то обнадеживающих семьи «без вести». Подгоняемый приказом Кузьмин, вме­сте с однополчанами рвал на Днепре глотку «За Родину! За Сталина!». Как вдруг жгучая боль пронзила бедро. Споткнулся, прилег на бок осмотреть себя.

— Вот… (непечатное). Вот сволочь, да за что ж такие напасти?

Пулеметная очередь прошлась дробью по бедру, что швейная машина по намеченному шву.

Кругом столбы дыма и огня, по которым без всякого разбора гуляет свинец: немецкий, наш. Стоны, вопли, трехэтажный мат, вперемежку с отчаянными призывами то под «Ура!» наступать, то: «Гори оно огнем, все равно тут нынче все сдохнем». Один, обливаясь кровью, ползая, ищет оторванную только что руку, помогая передвигаться испачканной в кровь и грязь культей. Другой орет в предсмертных судорогах. Третий молит всевышнего, чтоб немец не жахнул по плоту: амба будет всем сразу, кости не выловят из воды и после войны. Как там у Твардовского: «Ни приметы, ни следа». Четвертый, пятый, шестой, седьмой, зацепившись за плацдарм, позабыли про все проблемы на свете, крушат немчуру пулей, штыком, тяжелым русским кулаком. А Кузьмин ползет к воронке, куда уже спустился тяжело раненный еще один земляк с орловщины. Ругаются на пару благим матом, не в силах сдержать боль и кровь, помощи ждут.

И опять три недели в медсанбате, а потом долечивание в мордовской столице — г. Саранске. Восемь месяцев на больничной койке, а войне и конца нет.

— Сколько же, — размышляет наш земляк, — полегло за это время. Ведь только сказать легко: «преодолевая яростное наступление противника». А протяженность фронта какая! И на каждом направлении с переменным успехом лупцуют друг друга воюющие стороны. Сталин не спит, не знамо откуда черпает силы непререкаемый авторитет войны Жуков. Тяжело всем: и в окопах, и в тылу, и на море, и на суше, и в воздухе.

ЕДВА поставили на ноги, — опять на передовую. Курс на Запорожье. Здесь переправляться через реку не пришлось. Однако столкнулись с новой тактикой войны: уличные бои. Из каждой подворотни грозит проломить башку фашист, но и ты будь проворнее его. Грохни так, чтоб каски вверх поле­тели. На то и война. Тут, брат, кто кого. Заматерелый солдат, не чета «желторотику», он и в рукопашной знает, под какое ребро штыком садануть. Хотя под пулями всем страшно: и необстреленному, и усатому, и пропахнущему табачищем сержанту. Кузьмин к этому времени уже тоже не считал себя новичком войны, а поэтому, сломя голову на рожон не лез. И все ж таки в очередной раз угораздило. Осколок бритвой полоснул по лицу и застрял в нем, упершись в надбровье.

— Э, пустяки, — заметил про себя фронтовик, усаживаясь бинтовать голову.

По дороге на Берлин, где закончил свой поход Александр Иванович, подобных, как он выражается, желаний, было немало.

— То, вспоминает боец, — по башке (голове — авт.) чирканет, то по уху.

У каждого ветерана свои воспоминания о победном дне. Свои они у Кузьмина. Но что интересно, душевным страданиям не суждено было закончиться и после победного салюта.

ИЗРАНЕННЫЙ солдат не мог доказать, что виновником имеющихся на теле шрамов является… война. Несмотря на неоднократные запросы в Ленинградский и Подольский военные государственные архивы, оттуда поступали одни и те же отписки: «…Архив части не сохранился, укажите номера госпиталей.» А кто же их, номера, записывал тогда.

— И вот, — рассказывает помогавший отцу установить историческую справедливость сын Александра Ивановича Николай, — по стечению обстоятельств, по воле судьбы, но больше все-таки по отзывчивости и заинтересованности пришедшей работать в наш райвоенкомат Г. Фоминой, дело сдвинулось с мертвой точки. После обращения к ней, был сделан запрос в города Саранск и Воронеж. Получили ответ о действительном наличии в них, а также на территории Воронежской области госпиталей в период войны. Галина Васильевна проделала колоссальную работу, делая запросы в Ленинградский (теперь С-Петербургский) военный архив по каждому госпиталю. Потянулись дни ожидания.

Хотя томительными назвать их уже было нельзя: Кузьмины за полвека потеряли всякую веру, оставляя в душе крохотный лучик надежды, коему, на их счастье, буквально за два месяца до нынешнего светлого праздника суждено было озариться долгожданными искорками правды. В полученной официальной бумаге черным по белому значилось, что сержант Кузьмин Александр Иванович, 1920 года рождения, уроженец с. Н. Ломовец, находился на излечении в госпиталях. Одном, другом. Но дата поступления, выписки, характер ранения не указаны. И снова кропотливая работа. Свое заключение дает судмедэкспертиза. И, наконец, вердикт Московской 19 военно-врачебной комиссии:

«Рубцы в области левой надбровной дуги (длиной 8 мм, шириной 1 мм), спины, левого бедра, правого надплечия получены в боевых действиях. Военная травма». Печать и размашистая полковничья подпись.

— Когда, — замечает сын фронтовика, — я приехал к нему и зачитал вышеприведенный текст, он не поверил: «Опять, Коль, что-нибудь потребуют.»

Но нет, сие и есть победная точка в длительной тягомотине по восстановлению исторической, фронтовой правды о сержанте Кузьмине. Не за доплаты и льготы воевал он полвека с чиновничьей бюрократической машиной, давно позабывшей, что такое война, фронтовики, привыкшей работать, не создавая себе дополнительных  трудностей.

Написать отписку куда проще, чем заглянуть в вверенный тебе же архив.

Как посторонний свидетель всей этой истории, могу лишь предположить, что шансов выжать правду из архивов стало больше с введением повсеместной компьютеризации.

— Мы же дружно, — говорят Кузьмины, — выражаем огромную благодарность так много для нас сделавшей Г. В. Фоминой.

ДЕДУ Кузьмину сейчас 77. Раньше, подвыпив на 9 мая, они спорили с мужиками по вопросу, кто был кто в годы войны. За грудки иной раз друг друга таскали. Теперь меньше споров, потому как меньше ветеранов. Настоящих, фронтовиков.

П. ИГНАТОВ, наш корр.

НА СНИМКЕ: А. И. Кузьмин, фото военных лет; Александр Иванович с супругой в праздничные майские дни 1997 года.


_________________________________________________________________________________