Вязовицкое поселение

К 67-й годовщине Великой Победы: конкурс «Загляните в семейный альбом»

«НАС ВСЕ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ… НАС ПОЧТИ НЕ ОСТАЛОСЬ…»

Моя малая родина дала фронту 450 защитников, 200 матерей склонили головы в чёрных платках перед памятью сыновей. А сколько их, мальчиков безусых, не пришло в дальние сёла.

Есть в Долгоруковском районе небольшое село Вязовое. Люди здесь отличаются скромностью и трудо­любием. Село не утопает в лесах, его не окружают реки и пруды, лишь сады благоухают по весне, да мелкий ручеёк неустанно щебечет по дну глубокого оврага, радуя детвору пескарями.

Говорят, что первые жители здесь — люди пришлые. Шеменёвы и Дядищевы, Востриковы и Старых, Ефимовы и Громовы, Толстых и Павловы — вот такое разнообразие фамилий. В моём роду крепко сплелись корни Востриковых и Павловых.

Страшным, непрошеным гостем ворвалась война в мирные хаты русских сёл и деревень. Пять защитников родной земли покинули родительский дом по зову Родины-Матери из моего рода.

Ефим Никитич и Домна Сергеевна Павловы дали жизнь троим сыновьям.

ДЛЯ СТАРШЕГО сына, моего отца Петра Ефимовича, война началась 8 сентября 1939 года. Вот отрывки из «Служебной характеристики»: «Тов. Павлов П. Е. призван в ряды РККА (разведывательной роты 715 стр. полка) 8 сентября 1939 года, в данном подразделении находится со дня формирования. Тов. Павлов — участник польского похода по освобождению Западной Украины и Белоруссии, во время маршей показал себя дисциплинированным и выносливым бойцом.

Участник боёв с белофиннами за безопасность северо-западных границ города Ленина…

Командир роты — лейтенант Кудрин. Политрук роты — Малютин.»

Скупые строки военной характеристики, а за ними — военные будни. Там, в далёкой Финляндии, папа получил изве­стие о рождении первой дочери Валентины.

Перед началом Великой Отечественной войны он побывал дома, а 24.06.1941 года в 12.00 часов гвардии сержант Павлов П. Е. — уже в составе действующей армии.

23.01.44 г. получил (как свидетельствует справка о ранении № 1566) «сквозное пулевое ранение голени с повреждением костей».

Наши войска наступали, фашисты отражали атаки. Во время затишья однополчане решили отправить раненого бойца в госпиталь на случайно проезжавшей машине. Двое друзей положили его в кузов, и тут одного из них фашистская пуля сразила наповал. Папа до конца жизни чувствовал вину перед погибшим.

В конце 1944 года родной наш человек вернулся с фронта инвалидом. Среди наград самая дорогая — медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В 1961 году Петра Ефимовича Павлова не стало. Его жена, Анна Никитична, осталась с шестью детьми мал мала меньше на руках. Дорогая мама, какой измерить мерой тот путь, что ты прошла?! Но осилила, вырастив всех детей, дав им достойное образование.

Все годы в семье бережно хранится всё, что связано с именем отца. Каждый раз, приезжая на его могилу, вспоминаю стихи: «Что на могиле мне твоей сказать? Что не имел ты права умирать? Оставил нас одних на целом свете, такая рана — видит даже ветер».

Давно уже души мамы и папы соединились навечно.

Яков Ефимович Павлов мобилизован в августе 1941 года. По­пал в окружение. Партизанил в брянских лесах, где получил ранение. В то время матери Домне Сергеевне пришло извещение «Пропал без вести». Затем опять действующая армия, передовая. Самое яркое воспоминание — служба в одной роте с сержантом Я. Ф. Павловым, впоследствии Героем Советского Союза. Они однофамильцы, тёзки, часто письма из дома получали друг задруга.

Возвратился домой Яков Ефимович в 1946 году.

Мария Николаевна и Никита Никанорович Востриковы вырастили сыновей Алексея и Анатолия, дочь Анну.

Анатолий Никитич после окончания курсов командиров служил на Балтийском флоте.

Боевые подвиги его отмечены многими наградами.

Уже в конце войны получил ранение в лёгкие, демобилизовали только в 1946 году. Многие годы трудился в Долгоруковском районе. Начинал в Вязовицкой средней школе, затем — секретарем РК ВЛКСМ, зав. орготделом РК КПСС, председателем Долгоруковского райисполкома. После перевода в Липецк — председателем областной профсоюзной организации работников связи. Трудовые заслуги отмечены орденом Знак Почёта. Умер Анатолий Никитич 12 июня 1999 года. Его жизнь продолжается в сыновьях: полковнике Викторе, инженерах Юрии и Владимире.

Особое слово об Алексее Никитиче Вострикове и Александре Ефимовиче Павловых. Оба — младшие, оба — на фронте с первых дней войны. Алексей Никитич — после окончания Харьковского училища политработников, Александр Ефимович — медицинского училища.

Сколько было спасено наших советских солдат его руками, не сосчитать, порой еле стоял за операционным столом. А в 1943 году попал в плен. Его воспоми­нания были скупы, но они о том, какой ужас ему пришлось пережить. Насколько тяжела была

душевная рана выживших, говорит и тот факт, что дядя Шура отказался от денежной компенсации, которую выплачивала Германия узникам концлагерей.

Алексей Никитич попал в плен в конце 1942 года. Прошёл все муки ада в концлагере Треблинка-2 (лагерь смерти). После восстания заключенных в 1943 году, которое было жестоко подавлено, он, узник лагеря, чудом остался жив.

Прочти, читатель, повесть Константина Воробьева «Это мы, Господи». Она о муках ада, которые пришлось пережить нашим военнопленным. Это о них, Родина, твоих сыновьях, которые тоже ковали Победу над фашистской Германией и которые попали в беду неминучую. А те из них, кто остался жив, сколько горя они перенесли потом, боясь каждого шума машины, живя между жизнью и смертью, честью и бесчестием.

Мама Алексея Никитича по­лучила извещение «Пропал без вести». А сына в 1944 году освободили из плена советские войска. Сразу же вместе с другом по концлагерю они ушли на фронт. Дошли до Берлина, участвовали в штурме фашистского логова.

Возвратился домой Алексей Никитич в 1945 году. Любимая девушка вышла замуж, он уехал в далёкую Белоруссию к другу, с которым прошли вместе тяжелый путь. Закончил Пинский пединститут, преподавал историю в с. Хоромск Брестской области. За год до смерти дядя Лёня приезжал проститься с родными местами. Это было лет 25 назад, но я до сих пор помню его лицо, испещренное морщинами, слёзы, взволнованный рассказ.

Это о них, солдатах 41 года, слова Ф. Сухова: «Нас всё меньше и меньше… Нас почти не осталось…»

Низкий поклон вам, отстоявшим мир на земле.

С уважением, Тамара ДЕДЯЕВА, учитель филиала МБОУ СОШ с. М. Колодезь в с. В-Ломовец.

Фото из домашнего архива.

«Сколько оке было спасено солдат военным медиком Александром Павловым!»

«Яков Павлов военными дорогами дошел до Берлина».

«Все годы в семье бережно хранится все, что связано с именем отца – Петра Павловича (справа)».

_________________________________________________________________________________

Солдаты Победы

«ПОХОРОНЕН БЫЛ ДВАЖДЫ ЗАЖИВО…»

Семья ветерана из села Сухой Ольшанец дважды за войну получала на него извещения о гибели

С ветераном войны и труда из села Сухой Ольшанец Александром Захаровичем Матвиенко последний раз встречались пять лег назад. Несмотря на свои 65 лет, он тогда был крепок, помогал в делах по хозяйству младшему сыну со снохой. Вновь оказавшись в селе, решили навестить старого солдата, поздравить ею с юбилейным днем рождения. Ему исполнится на днях 90 лет.

Сын Александр предупредил, что отец за последние два года сильно сдал, полностью потерял зрение и частично слух, но духом крепок, как и памятью. Гостям старик рад, особенно, когда есть общие знакомые, любит вспоминать о прошлом. Но словам Александра, отец сильно привязан к невестке, ибо в ее лине видит лучшего слушателя своих воспоминании. А старику есть чем поделиться.

АЛЕКСАНДР Захарович рос сиротой, родители умерли рано. Старенькие дедушка с бабушкой поднимали на ноги, учили уму-разуму. Уроки их заключались в том, чтобы внук любил труд, уважал стариков, не брал чужого. Мальчишка усвоил их на всю жизнь.

Ему рано пришлось познать крестьянский труд, стать кормильцем в семье. Перед призывом в армию, вняв мольбам стариков, Александр взял в жены молоденькую девушку из соседнего села Вязовое. Женился, как он говорит, и по любви, и по расчету, чтобы его дорогие дедуля с бабулей остались в его отсутствие под приглядом, а не один на один со своей старостью.

В армии приобрел дефицитную тогда профессию водителя. Когда началась война, а застала она 21-летнего бойца на западных рубежах страны, числился он в штате автороты. Тогдашние шоферы доставляли боеприпасы на передовую, а оттуда — раненых в тыловые госпитали. Случалось, что обстановка на фронте за сутки менялась по нескольку раз. Советские части отступали, а вместе с ними и редеющая день ото дня авторота.

Однажды они попали под вражеский артобстрел. На глазах товарищей в полуторку Александра угодил снаряд. Взрывом ее опрокинуло с дороги. На малую родину ушло извещение о героической гибели красноармейца А. 3. Матвиенко, 1920 года рождения. А он, контуженный, придя в сознание, выбрался из-под слоя засыпавшей его земли. Рядом по дороге на восток шли вражеские солдаты, а обочиной навстречу  им  двигалась под конвоем колонна военнопленных. В нее прикладами винто­вок и загнали немцы очередного советского бойца.

Как и многие его товарищи по несчастью, Александр мечтал о побеге. И его удалось совершить во время очередного перехода. Полураздетые, голодные, они многие дни и ночи пробирались к своим.

А затем — снова передний край и теперь уже боевые действия в составе пулеметного расчета. Велика была радость стариков и молодой жены, к

тому времени родившей первенца Николая, получивших от него письмо-треугольник.

В 1944 году где-то в Белоруссии их стрелковая рота захватила плацдарм и более суток удерживала его, отбивая атаки фашистов. Их тогда практически всех вычеркнули из списка живых. Семья вновь получила «похоронку». Не успели оплакать кормильца в очередной раз, как от него пришла весточка: мол, ошибочка вышла, живой, поправляю здоровье в медсанбате.

В Книге памяти, в списке погибших и пропавших без вести на фронтах Великой Отечественной войны уроженцев Долгоруковского района, зна­чится и имя Александра Захаровича Матвиенко. Старик, увидев себя в списке павших, не удивился и не расстроился. Ведь он действительно был похоронен дважды заживо.

Домой Александр Захарович вернулся только в 1948 году. Старики не дожили до этого радостного дня. Бабушка умерла еще в первый год войны, а дедушка покинул этот мир в победном 1945 году. Так что встречала его дома супруга с сынишкой, которому осенью предстояло идти в первый класс. Начались для фронтовика мирные будни.

Сразу по возвращении устроился работать в МТС в селе Вязовое. Бригадирствовал, после реорганизации МТС трудился в колхозе трактористом. Была ему по душе работа пахаря. А потому и не спешил покидать родной коллектив, когда подошел пенсионный возраст. Еще лет десять после этого на общественном поле работал. И не нужда заставляла делать это. Сыновья, а их четверо, к тому времени уже встали на ноги, обзавелись семьями. Такой уж у ветерана характер — не может сидеть без дела.

Не обошли нашего героя беды и потери. В расцвете сил ушел из жизни первенец Николай. Был он порядочным человеком, хорошим организатором. 20 лет возглавлял один из передовых колхозов соседнего района. И смерть застала его, когда работал уже в должности начальника районного управления сельского хозяйства.

В 1989 году потерял старый солдат и жену. Сыновья Виталий и Анатолий звали отца жить к себе, но он не захотел покидать родной дом. А тут младший Александр, прослужив в армии прапорщиком 12 лет, домой вернулся. Вот его семья и обогревает старость ветерана.

Пусть она будет очень теплой до самых последних его дней. Александр Захарович заслужил это всей своей нелегкой жизнью.

Леонид ВОСТРИКОВ.

Александр Захарович Матвиенко живет сейчас воспоминаниями.

Фото Виктора САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

1944

ВОИНЫ-ОСВОБОДИТЕЛИ

В этом году наши воины вышли к границе, очистив свою землю от ненавистного врага. Измученная Европа встречала освободителей цветами и объятиями. Остались лежать в чужих землях наши солдаты, оплатив свободу народов бесчисленными жертвами.

От западной границы до Подмосковья горькими дорогами отступления прошел рядовой пехоты Александр Захарович Матвиенко (на снимке) из села Сухой Ольшанец. А затем пошел обратно освобождать родную землю. И не только ее. Он участвовал в освобождении целого ряда стран Западной Европы. Дважды семья получала похоронки. А он выжил всем смер­тям назло.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

О ВАС, ДОРОГИЕ, ВОВЕК НЕ ЗАБУДЕМ

На два больших села, Вязовое и Сухой Ольшанец, из участников Великой Отечественной войны до 50-летия Великой Победы дожили всего 16 человек. Да из этих немногих «своим ходом» в сельский Дом культуры, где проходила церемония вручения юбилейных медалей, пришли только 12 ветеранов войны, остальных болезни приковали к постели. В сельском Доме культуры ветеранов уже ждали представители районной администрации, райвоенкомата, отдела соцобеспечения населения района, учащиеся местной школы, руководи­тель хозяйства и глава местной сельской администрации.

В торжественной обстановке ветеранам были вручены юбилейные медали в честь 50-летия Великой Победы, ценные подарки — часы.

Учащиеся местной школы поставили для своих земляков небольшой концерт.

НА СНИМКЕ: фотография на память.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Далекое-близкое

ЗАГЛЯНИТЕ В СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ

Все войны остаются в памяти народов в виде песен, легенд, былин. Остаются, конечно, и исследования, исторические труды. Но в них частенько бывает все переиначено в угоду режиму. Вот и сейчас на Украине, например, уже в чести бендеровцы и пособники фашистов, отличившиеся своими злодеяниями над партизанами и мирными жителями не только у себя, но и в соседней Белоруссии и Польше. Но настоящая правда о той великой войне, не случай-вой, существует.

У нас пока еще, к счастью, есть живое, реальное ее лицо — фронтовики. Осталось их немного, в нашем районе всего 61 человек. Про них, сегодняшних, не скажешь — богатыри. А вот тогда, в 1941-1945 годах, нынешним ветеранам через край хватало неоглядной смелости, чтобы рвануть в атаку по минному полю, выбраться на нейтральную полосу, спасая раненого однополчанина.

Фотографии военных лет… Их немного. Вот фото лейтенанта Алексея Степаненко из с. Сухой Ольшанец. В петлице гимнастерки «кубари» — знаки различия. Это единственная фотография, присланная родным перед самым нападением фашистов на нашу Родину. Больше весточек от него близкие не получали, если не считать серого казенного конверта с вложенным в него извещением.

Фотографии 41-42 годов мало, а вот ближе к завершению войны у наших бойцов, видимо, находилось время «попозировать» заезжему фотографу. Они уже при погонах, с орденами и медалями на груди.

Как красивы на фотографиях наши отцы и деды, как шла им военная форма! Сколько тепла, света и оптимизма в глазах!

Мы все еще живем в стране героев, хотя их, объединенных высшим и самым почетным титулом — фронтовики, остается в сельских поселениях все меньше. В населенных пунктах В-Казинского сельсовета митинг у обелиска Славы погибшим землякам впервые пройдет без участия фронтовиков. Последний из них — Иван Дмитриевич Мельников — совсем немного не дожил до светлого праздника. Да только ли он один? За последний год ушли в мир иной и заполнили «промежутки в журавлином клину» 45 ветеранов.

Ну что сказать вам, ныне здравствующие фронтовики, от имени того поколения, которое вступило в жизнь ветел за вашей Победой? Спасибо за жизнь, которую нам подарили, за Родину, которую отстояли, за уроки труда и мужества, которые нам дали своей жизнью. И простите за то. что в нашей стране не так уж много внимания вам уделялось. Вам приходилось ждать автомобили, а квартиры ждете до сих пор. Вас обижают, воруют награды. Вам завидуют по поводу якобы высокой пенсии. Хотя она ничто по сравнению с пенсией бывшего солдата вермахта.

Вы прошагали войну, где год — за три года. Но вы ведь еще и потом прошагали полстолетия, поднимая свою страну, возвеличивая ее.

Поживите же еще, дорогие наши старики, на радость не только нам, вашим детям, внукам, а уже и правнукам. И пусть 9 Мая, которое «вы приближали, как могли», будет святым днем в жизни нашего Отечества. Святым навсегда! С праздником вас, воины-победители!

НА СНИМКЕ: житель из с. Сухой Ольшанец Алексей Степаненко погиб на западных рубежах в первые месяцы войны.

Фото из семейного альбома.

_________________________________________________________________________________

Земляки

«ПОХОРОНЕН БЫЛ ДВАЖДЫ ЗАЖИВО…»

В Сухом Ольшанце его зовут по-разному: одни — Александром Захаровичем, другие — дядей Сашей, а кто-то и просто — дедушкой. Годков нашему знакомому за 80, если точнее, то в феврале, в канун праздника Дня защитника Отечества, исполнится 86. Что и говорить, возраст солидный. Но сдаваться годам старый вояка не собирается. Он еще крепок телом, духом и памятью. Хотя здоровье уже далеко не отменное. К тому же судьба потрепала изрядно. Родителей своих не помнит, тиф после гражданской выкашивал целые семьи. Он уцелел, а поднимали его дед с бабкой. По этой причине не сразу и в армию призвали.

За год до начала Великой Отечественной Александр женился. А в первых числах июня 1941 года получил повестку с приказом явить­ся на сборный пункт, расположенный в городе Орле.

— Может, опять верну! тебя домой, — причитала жена, провожая в неизвестность.

Не знали они, что переступит порог дома хозяин только через семь долгих лет. Уходил с легким сердцем, ибо знал, что его дорогие старики будут не одиноки, под присмотром работящей жены, как и то, что она его дождется.

В Орле команду призывников посадили в теплушки и повезли на запад, как потом узнали, в Эстонию. На место прибыли за четыре дня до нападения немцев. Не успели обжиться, присягу принять, как по тревоге их вывели в лес. И сделали это вовремя, ибо в скором времени немецкие юнкерсы смешали опустевший лагерь с землей. Здесь же, в лесу, новобранцев вооружили, выдав по трехлинейке с обоймой патронов к ней и зачем-то кожаной плеткой впридачу. Поговаривали, будто будут они воевать в кавалерии.

С наступлением темноты часть двинулась к границе. 50 километров до г. Нарвы преодолели за несколько часов. Оказалось, огневой рубеж нужно занимать в другом месте. В войсках царила полная неразбериха. Больше всего страшили бомбардировщики. Парень от сохи был назначен в пулеметную роту, вторым номером в расчет.

 АКСИМ» пришлось осваивать на ходу. В одном из боев его наставник погиб, пулемет разбило. С остатками роты молодой солдат отходил лесами на восток. На открытое место не выходили, по дорогам, обгоняя их, непрерывным потоком шли войска противника. Вырвавшись из одного «котла», они уже через два дня попадали в другой.

В эстонские хутора опасались наведываться, боясь засад. Питались ягодами, грибами. Когда стало уже невмоготу, один из них, украинец по национальности, вызвался сходить в лежащий на пути хутор и попросить что-либо из еды. Вернулся с котомкой, в которой был хлеб и льняной жмых. Разделили по-братски на всех еду, собирались тронуться дальше, а тут враги со всех сторон: месторасположение выдал эстонец, который дал им продуты.

Их загнали в обнесенный колючей проволокой лагерь. Через три дня два десятка молодых отчаянных голов решились на побег. Он удался. И снова – мытарства по лесам, долгожданный выход к своим.

После проверки солдата направили на краткосрочные курсы шоферов. И через некоторое время он уже крутил баранку полуторки, перевозя на ней боеприпасы и прочее армейское имущество.

Александр не знал и не ведал, что в это время его старики и молодая жена, получившие «похоронку», уже оплакивали его. А он был жив, продолжал воевать.

Вскоре немцы снова взяли их в кольцо. Поступил приказ сжечь машины и пробираться к своим лесами. И опять — многодневные скитания в поисках слабой бреши в линии фронта. На них, усталых и оголодавших, практически безоружных, набрели прочесывающие лесок враги. Опять плен, опять лагерь…

Смерть глядела каждодневно через прорезь пулемета на вышке, гуляла по лагерю в виде болезней. Натерпелся издевательств конвоиров, особенно злобствовали полицаи из местных эстонцев. Эти были похлеще немцев.

И опять горстка бойцов решилась на побег. Потом был долгий выход к своим.

Он писал домой письма, но ответа не получал. Его послания просто терялись где-то на дорогах войны. Весточку о том, что ее кормилец жив, семья получила только в 1943 году. А позднее опять пришел серый конверт с извещением о гибели красноармейца А. 3. Матвиенко. А он и в этот раз был жив.

Наконец, наступил долгожданный День Победы. Эшелоны теплушек, набитые воинами-победителями, возвращались в Россию. Значительная часть из них прокатилась через всю страну к восточным границам. В боях с японцами Александру Захаровичу поучаствовать не удалось, скоротечной оказалась военная кампания. До 1947 года прослужил в армии.

Понятно было состояние бывшего солдата, летевшего домой как на крыльях. Радость встречи! Пугливо жался к ногам супруги черноголовый семилетний парнишка, не знавший доселе отцовской ласки, видевший родителя только на фотографии.

НАЧАЛАСЬ мирная жизнь, нелегкая и непростая. Очень много работал, в основном, трактористом. В коллективе его уважали за трудолюбие и отзывчивость. Поощрений за хорошую работу было не счесть. Слыл мастером возделывания пропашных культур, в особенности, кукурузы, один из первых в своем колхозе освоил квадратно-гнездовой метод ее выращивания, собирал по 500 центнеров силосной массы с гектара.

Все это в прошлом. Сейчас Александр Захарович доживает свой век с младшим сыном. Затосковал, когда 18 лет назад умерла верная спутница жизни. Вот тогда и вернулся под кров родной хаты его младшенький.

Старик старается не быть обузой молодым, помогает в домашних делах, на сколько сил хватает. Не считает себя оторванным от общества, в курсе всех событий, происходящих и в стране, и в районе. Новости узнает из газет и телепередач. Вот такой он — старый солдат из затерявшегося сейчас в снегах села с таким хорошим названием — Сухой Ольшанец.

В. ЩЕТИЛОВ, председатель районного Совета ветеранов; Л. ПЕТРОВ, наш корр.

НА СНИМКЕ: ветеран войны и труда А. 3. Матвиенко.

Фото В. Самохина.