Долгоруковское поселение Часть 3

ЧЕРЕЗ ВСЮ ВОЙНУ

Небольшой опрятный беленький домик у дороги. По звездочке, когда-то красной, теперь выгоревшей и ставшей непонятно какого цвета, догадываемся: попали по нужному адресу. На стук отозвался хозяин — бывший фронтовик Великой Отечественной Н. И. Иванищев. Он еще крепок. В рукопожатии чувствуется силенка. И назвать его стариком язык не поворачивается, хотя бывшему вояке только что исполнилось 82.

На матушку-природу Николай Иванович не в обиде. Наделила силой и здоровьем. Он еще не по годам подвижен. И «слетать» в райцентр, проведать старых друзей по работе для него пустяк. Вся мужская работа по дому тоже на его плечах.

Трудового стажа у Иванищева хватит на двоих — 60 лет. На заслуженный отдых ушел совсем чуть ли не в восемьдесят лет. В горячую пору возвращался в родной коллектив свеклопункта и становился у привычного пульта управления БУМа (буртоукладочной машины).

Родом из Стрельца. В Долгоруково перебрался вместе с родителями в далеком 1931 году. Отец здесь работал механиком, а он два года спустя начал свою трудовую деятельность трактористом.

Потом служба в армии. После возвращения с действительной в 1937 году вновь работа в МТС.

В августе 1941 года, убрав хлеба, коллектив бригады трактористов-комбайнеров чуть ли не всем составом забрали на фронт. Одних определили в пехоту, других — в механики-водители танков. Иванищев же попал в артиллеристы. Правда, к пушкам имел отношение косвенное. В обязанности входило поддерживать связь наблюдательного пункта и артиллерийских батарей. Так что, почитай, воевал чуть ли не в составе пехоты. Судьба хранила солдата. А ведь сколько раз попадал в переделки, восстанавливая под огнем врага линию связи. В 1942 году смерть прошла рядышком.

— Бои тяжелые шли, — вспоминает один из случаев ветеран. — Изголодались мы, которые сутки без еды. А тут короткая передышка. Командир взвода управления приказывает доставить пищу из тыла. Я было заартачился, мол, ребята помоложе меня, пошустрей. Но приказы не обсуждают. Схватил термоса и как заяц поскакал по минному полю. Отыскал кухню, затарился, возвращаюсь назад. А навстречу комбат. Докладываю ему все, как на духу. А он мне в ответ: «В рубашке ты, солдат, родился, только что получил от пехотинцев донесение, накрыло ваш блиндаж прямым попаданием и всех ребят убило».

Запал в память и другой эпизод, когда вот так же смерть обошла. Случилось это в аккурат 8 мая 1945 года. «Дожимали» окруженную группировку эсэсовцев. Обеспечивающий связь, я стоял рядом с командиром, наблюдавшим за ходом боя. Он потеснил — с моего места обзор получше был. И шальная пуля, предназначенная мне, досталась подполковнику.

Кто-то очень сильно молился за земляка. Прошел всю войну и ни царапины. За четыре года в госпитале «отдохнул» всего раз и то по болезни. Принял ледяную купель, когда связь через реку глубокой осенью прокладывал, подхватил воспаление легких.

Вернулся домой в 1945 году, вся грудь в наградах. Истосковался по рычагам трактора, опять начал работать в колхозе трактористом. До 1960 года пахал, сеял, убирал урожай. А потом перешел трудиться на свеклоприемный пункт, где «отпахал» еще 30 лет. На жизнь, на прежний общественный строй Иванищев не в обиде.

— Я на курортах в Сочи 18 раз отдыхал. Разве сейчас могу себе это позволить, — делился ветеран.

Нашему земляку 8 мая исполнилось 82 года. Мы от всего сердца поздравляем Нико­лая Ивановича с днем рожде­ния и праздником Победы. Здоровья Вам и благополучия, старый солдат!

Л. ВОСТРИКОВ, наш корр.

НА СНИМКЕ: у родного порога.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

НЕ СТАРЕЮТ ДУШОЙ ВЕТЕРАНЫ, ВЕТЕРАНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Не спеша шагаю по весеннему райцентру к ветерану войны Петру Николаевичу Аксенкину. И вот крашеный забор, крылечко. Хозяин внимательно смотрит на меня, будто хочет что-то разглядеть за «дежурным» выражением лица. Словно пытается разо­браться в лабиринтах души. Слово за слово, разговорились о фронте, о жизни.

— Мобилизовался по Анненскому сельскому Совету, — начал свой рассказ ветеран. — Восемнадцатилетним мальчишкой летом 1942 года. Разделили всех нас, новобранцев, на группы: небольшого роста в одну сторону, повыше, покрепче — в другую. Как мы тогда шутили, маленьких — на фронт, чтоб не размножались, больших — в тыл, на развод.

— Черный солдатский юмор, не страшно ли от таких шуток в то время было?

— Да не плакать же. Отпра­вили в город Ижевск, учиться на сержанта. Три месяца в учебке, а потом на фронт. В Белоруссию эшелон пришел ночью. Выгрузились, темно. Прибывшие части образовали линию заградотряда. Через четыре дня пошли в бой. Под Могилевым получил первое ранение, осколком гранаты повредило ногу. После госпиталя направили учиться на младшего лейтенанта. «Ржавую»звездочку на погон и — в строй. Продолжал воевать в Белоруссии и по фронтовым дорогам дошел до немецкого города Данцига, где получил второе ранение 22 марта 1945 года. Перенес операцию, лечился в госпиталях. Как только стал на ноги, продолжил военную службу в Германии. Награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны, медалями.

— Тяжело ведь было после войны начинать мирную жизнь: разруха, голод.

— Да уж, не сладко. С семьей стоял на квартире и строил дом. Жена всю жизнь учительницей проработала, а я двадцать лет по­жарником. Троих детей на ноги подняли.

— Как справляетесь с подворьем, огородом?

— Раньше хозяйство держали, а сейчас так, пустяки. Тяжело стало. «Опекунша» — хороший человек. Если б не она, что бы мы с бабкой на костылях делали? Соседи отзывчивые, дай Бог им здоровья. Как-то ездила жена к дочери, так соседка готовила, на стол накрывала, убирала, пока ее не было. Знакомый мой, Григорьев, завсегда зайдет, поможет. Сделает по дому, если что-то нужно.

Слушал его рассказ и не мог понять. Не выплачивают пенсии, солидный возраст собеседника, инвалидность… Но несмотря ни на что, такое жизнелюбие, уме­ние шутить. Где черпает человек силы на все это? За нашу беседу не слышал жалоб, недовольства.

Подготовил к печати Н. ИВАНИЩЕВ

НА СНИМКЕ: П. Н. АКСЕНКИН.

Фото В. САМОХИНА

_________________________________________________________________________________

Земляки

За землю русскую и отчий дом не зря солдаты проливали кровь!

Кирилл Иванович Алехин из с. Долгоруково награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и юбилейными медалями. Перебирая их в руках, с усмешкой говорит: «Внук любил ими играть».

До начала войны Кирилл Иванович закончил 5 классов в с. Дубовец и переехал в совхоз имени Тимирязева. Жил в общежитии, трудился разнорабочим, но мечтал о хорошей специальности. Когда началась война, перегонял скот в совхоз «Комсомолец» Мичуринского района. Благополучно сдав его, вернулся домой и добровольно пошел в военкомат, ведь всех товарищей уже забрали на фронт.

Было это в феврале 1942 года, и хотя 18 лет должны были исполниться в апреле, его отправили в Елец учиться на санинструктора. В звании сержанта попал в 13-ю армию, в пехоту.

Бои шли в Орловской области. Помнит он д. Рогово, с. Кудиново, за которые сражались не на жизнь, а на смерть.

«Много полегло там наших, — рассказывает Кирилл Иванович. — То мы одерживали перевес, то немцы. Дали нам время передохнуть, вместо погибших в строй встали новые солдаты, сформировали роту и — опять в бой. За трое суток непрерывного сражения от роты в живых осталось трое, я в их числе.

Трое суток без еды. Потом привезли горячий обед, табак. Было это 3 июня 1942 года, а 4 июня в бою ранило меня разрывной пулей в ногу. Отправили в госпиталь в Тамбов, затем в Пензу и, наконец, эшелоном вместе с тяжелоранеными в тыл, в Кемеровскую область.»

В госпитале пролечился более трех месяцев. Затем попал в Новосибирск, в пересыльный пункт, оттуда направили в Омск, в запасной полк, находившийся всегда в боевой готовности.

Затем часть переправили на ст. Гряды Ленинградской области в 59 армейские мастерские: ремонтировали пушки, «катюши», оружие всех видов, оптику. Больная нога не давала покоя. Вопрос стоял серьезный, вплоть до ампутации. Опять госпиталь, длительное лечение, после которого поспал на передовой под Нарвой. После освобождения Финляндии направили на 1-й Украинский фронт. Прошли Польшу. А когда до Праги оставалось 60 километров, узнали о Победе.

Его не сразу отпустили домой, отправили на Западную Украину. Очень уж там было неспокойно. И лишь 30 мая 1946 года Кирилл Иванович выехал из части домой, где его ждала молодая жена. Ведь в 1945 году, придя домой в отпуск, он успел жениться.

История любви необычная. Была у него в мирное время девушка Анна Сергеевна Миронова, которая погибла во время войны. А «похоронку» о ее гибели прислали в семью девушки с точно такими инициалами. И она написала Кириллу письмо, в котором сообщила прискорбное известие. Приехав ненадолго в отпуск, он познакомился с девушкой, которая сразу ему понравилась. Это и была Анна Сергеевна Миронова. Так Кирилл Иванович нашел свою судьбу.

И мирная жизнь возвращалась в нужное русло. Кирилл Иванович работал техником-строителем, Анна Сергеевна — в райкоме партии в библиотеке. Родились Виктор и Ольга. Правда, старому солдату пришлось еще раз пережить горечь утраты — гибель родного сына. В память о нем осталась внучка.

Прожита сложная трудовая жизнь. Но их поколение с честью вынесло все невзгоды того времени, сохранив доброту, любовь к Родине, народу. Они трудились, восстанавливая разрушенное, мечтая о светлой жизни детей и внуков. И сейчас тихо радуются их приезду, их удачам, переживают, когда что-то не так. Но, главное, — тишина, мир, яркое солнышко. Пусть же жизнь будет долгой и счастливой у всех!

Н. ФЕДОРОВА.

НА СНИМКЕ: К. И. Алехин вспоминает о тех далеких годах.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Фронтовики

ЗНАТЬ, СУДЬБА ТАКАЯ

У Сергея Ивановича Андреева, инвалида Великой Отечественной войны, возраст почтенный — за 85. Но старик и телом, и душой крепок, на память не жалуется. Как и многие его сверстники, когда началась Великая Отечественная, служил «действительную» на дальневосточных рубежах нашей Родины. С замиранием сердца слушали они сводки Совинформбюро о событиях, происходящих на фронтах, которые были неутешительные: наши войска с боями отходили, отдавая врагу город за городом. Пали Киев, Минск, Курск, Орел, Елец.

— ЧТО же нас держат здесь, когда враг уже у ворот Москвы? — донимали вопросами солдаты отцов-камандиров.

В ответ — молчание или ко­роткое: «Так нужно!» Чуть позднее они и сами догадались, почему у восточных границ держат три десятка отборных дивизий, ибо видели оживление, массовое передвижение япон­ских войск на сопредельной стороне. Воинскую часть, где первым номером в расчете станкового пулемета проходил службу Сергей Андреев, перебросили с Дальнего Востока под Воронеж уже после того, как нем­цев разбили под Москвой, Тем не менее враг рвался в глубь страны в Воронежском направ­лении. На их пути в числе других соединений стал и 209 отдельный пулеметный батальон, где в пятой роте сражался с немцами и наш земляк.

Одни прошли через всю войну, не получив ни царапины на теле, вторым не довелось даже поучаствовать в схватках с врагом — еще по пути к фронту они погибли, попав под бомбежку, третьи выбыли из строя в первых же боях.

К последним относит себя и С. И. Андреев. Немецкие артиллеристы, как и наши, тоже старались подавить огнем пулеметные точки. Отбив очередную атаку, Андреев со своим напарником не успели сменить позицию. Их накрыли артогнем. Снаряд лег рядом, изуве­чив бойцов. С перебитыми осколками ногами, обескровленного, его, можно сказать, вытащили с того света сначала са­нинструкторы, потом хирурги. Почти год провел в госпитале, потом был списан из рядов ар­мии в связи с тяжелейшим ранением. Вернулся домой в свое Пашинино на костылях. Мать выхаживала его травами да молитвами. И выходила.

Пенсия инвалида войны тогда была более чем скромной. И Андреев пошел работать на железную дорогу путевым обходчиком. Да так и протрудился до пенсионного возраста.

Давно уже не у дел, стар стал, но обузой ни для кого быть не желает. Хлопочет по хозяйству и умирать не собирается. Живи, дедушка, еще долго.

Л. ПЕТРОВ.

НА СНИМКЕ: С. И. Андреев.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

У КАЖДОГО СВОЯ ПЕРЕДОВАЯ

22-летний сержант Сергей Андреев, заправив очередную патронную ленту в «Максим», приник к его прицелу. В этот момент рядом разорвался то ли снаряд, то ли мина.

Дом у инвалида Великой Отечественной войны Сергеи Ивановича Андреева крепкий, из красного кирпича. Хозпостройки добротные, обнесены забором. Нам стоило больших трудов попасть на дворовую территорию — шпоры на калитке оказались с секретом.

— Это я их поставил, — поясняет хозяин, — когда по телевизору услышал об участившихся нападениях на стариков-ветеранов.

В СВОИ 90 лет Сергей Иванович выглядит молодцом. Видимо, крепкие корни в его роду. Он еще и по хозяйству хлопочет, силы есть. Память тоже не подводит, как это бывает у людей его возраста. Он хорошо помнит все, что с ним происходило в пору детства и юности.

Как и все юноши того времени, калединовский паренек рано пошел трудиться. В 16-летнем возрасте он уже числился рабочим по ремонту железнодорожных путей на станции Плоты. Место по тому времени было хлебное — зарплату деньгами выдавали. Четыре года вкалывал на «железке», пока в 1940 году не призвали на службу.

— Попал я на край света, — вспоминает Сергей Иванович, — на берег великого Тихого океана. Есть в приморском крае бухта Ольга, вот там в 209-м отдельном пулеметном батальоне проходил воинскую науку. Почему-то тогда считалось, что наш главный враг — японцы. Может потому, что были стычки с ними на ХалхинТоле.

Весть о вторжении немецких войск на социалистическую Родину особо не взволновала.

— Разбили финнов, японцев, а уж немцев одними шапками закидаем. Жаль только, что нам не придется с фашистами на поле боя схлестнуться, — говорили они в своем солдатском кругу.

Но в сводках Совинформбю-ро все чаще проскальзывали тревожные нотки. И каждый раз приходилось слушать одну и ту же фразу: «Наши войска после тяжелых боев оставили города…» А ближе к зиме зазвучали знакомые названия — Курск, Орел. Бои велись уже за Воронеж. А их часть все держали в резерве.

Бойцы не понимали, почему они, хорошо подготовленные, вооруженные, находятся в Приморье, когда враг уже на подступах к столице. Но участившиеся провокации японцев заставляли держать там множество дивизий.

После разгрома фашистов под Москвой, поутихли и японцы. Наконец, личный состав воинской части, где первым номером в расчете тяжелого пулемета «Максим» находился командир отделения сержант Сергей Андреев, погрузился в вагоны. Воинскому эшелону давали «зеленую улицу», а потому путь из Приморья до Воронежа занял не так уж много времени. Враг был еще силен, рвался в глубь страны, старался перерезать коммуникации, связывающие центр с южными регионами. Вот на их пути и стали бойцы их свежей полнокровной дивизии.

На войне всякое бывает. Одним судьбой предназначено пройти через самое ее пекло и не получить даже царапины, другим суждено погибнуть в первом же бою, а третьим, попавшим под бомбежку, даже не доехать до передовой.

Сержант Сергей Андреев на переднем крае обороны пробыл недолго. Он уже не помнит, какую по счету атаку фашистов отражали в этот день. Заправив очередную патронную ленту в «Максим», приник к его прицелу. И в этот момент рядом разорвался то ли снаряд, то ли мина. А дальше было все как в тумане. Помнит, как, подтягиваясь на руках, выполз с поля боя. Как уже где-то за окопами его, обескровленного, с перебитыми ногами, подхватили санитары. Повезло, что был быстро доставлен в медсанбат, где в полевых условиях военный хирург извлек из тела крупные осколки и остановил кровоте­чение. А затем начались долгие месяцы лечения в госпиталях.

Вердикт о том, что он отвоевался, Андреев услышал еще от хирурга полевого госпиталя. «Только бы не отрезали ноги!» — молил Всевышнего, когда в который раз клали на операционный стол. После почти годового мытарства по госпиталям его, 23-летнего, подчистую комиссовали из рядов армии.

Сергей Иванович вернулся домой на костылях, с группой инвалидности. Молодой организм, желание стать на ноги и не быть обузой для родителей, сделали свое дело. Он вернулся в трудовой строй, обзавелся семьей, воспитал детей. До 60-летнего возраста работал путевым обходчиком. На протяжении 35 лет преодоление многих километров участка на изувеченных ногах — это тоже подвиг.

Ах, эти ноги! Они, особенно к невзгоде, мозжат, лишают сна, возвращают в далекий декабрь 1942 года. И снова в памяти картина боя и боль в конечностях, как в тот момент, когда в них вошли горячие осколки.

Леонид ПЕТРОВ.

Фото Виктора САМОХИНА

Сергей Иванович Андреев радуется весне, приближающемуся празднику Победы.

_________________________________________________________________________________

Победители

ВЕРНЫЙ СОЛДАТ ОТЧИЗНЫ

90-летний юбилей участник Великой Отечественной войны Николай Максимович Андреев будет отмечать в своем доме по улице Пионерской.

На новое место жительства уважаемый земляк переехал в минувшем году. В соответствии с Указом Президента № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» была выделена субсидия, за которую и был приобретен дом.

О нашем визите Николай Максимович был извещен заранее, а потому в ожидании гостей сидел у окошка и просматривал последние номера «Сель­ских зорь». Как пояснил, «районка» во все времена была одним из его любимых изданий.

Трудовая жизнь прошла в дубовецком колхозе «Родина». Был он в то время чабаном известным. Поголовье овец доходило до 10 тысяч.

Прошел и через военное лихолетье. Девятнадцатилетним пареньком после обучения в школе связистов г. Новосибирска его бросили на передовую. О том, как пришлось воевать, рассказал кратко:

— Участвовал в боевых действиях с 42-го до самой Победы в составе 2 кавалерийского корпуса Доватора. Наша часть всегда дислоцировалась близко к линии фронта. Ее так и называли «прорывной». Нас бросали туда, где необходимо было пробить брешь в обороне врага. Поэтому потери несли колоссальные. Я получал ранения, пролечивался и снова в строй. Как жив остался, сам не знаю.

Десятки лет прошли со дня Победы. Иногда, перебирая военные награды, вспоминаю о пережитом. Сердце защемит. У меня одно лишь желание для ныне живущих, чтобы ту беду и страдания, жестокость фашизма они бы не изведали, а потому жили в мире и согласии.

По окончании войны я не сразу домой вернулся. В Белоруссии два года служил, а потом приехал на свою малую родину. Успел захватить не менее тяжелую послевоенную жизнь, трудности восстановления разрушенного хозяйства.

Со своей покойной женой Зинаидой наш герой вырастил шестерых детей. Сыновья, дочери, а особенно внуки и правнуки едут погостить к сво­ему дедушке, послушать его рассказы о войне, о том, что довелось испытать старшему поколению в далекие сороковые минувшего столетья.

— Мы ведь почему первые годы, когда немец попер на нас, терпели поражения, — рассуждает фронтовик, — что не готовы были к войне. Ни техники, ни стрелкового оружия, боеприпасов не было. А с винтовкой в руках особо не навоюешь. Немцы экипированы были основательно, даже губные гармошки имели для поднятия духа. Но наш дух все равно был выше, потому что они завоевывали, а мы защищали свою землю. А когда советскую армию укрепили, тут-то мы и погнали врага в его же логово. Вот почему считаю, что границы Отечества беречь нужно, как зеницу ока. Молодым людям помнить об этом надо. Мы теперь старые и немощные, а в их руках — вся сила и надежда на защиту нашего государства.

Провожая нас, Николай Максимович вышел на крылечко и долго смотрел вслед, словно что-то хотел еще пожелать. Глядя на старика, защемило сердце. Искренне желаем уважаемому человеку здоровья и долголетия.

Нина СЕРГЕЕВА.

Фото Натальи АНДРИАНОВОЙ.

«Районка» во все времена была одним из любимых изданий Николая Максимовича.

_________________________________________________________________________________

Низкий поклон за Победу и мир

В Братовщинской школе имени Героя Советского Союза Виктора Севрина ведется большая патриотическая работа, создан кадетский класс. Его воспитанники Саша Шеменев, Даниил Бондарев, Надя Андреева вместе с педагогом Оксаной Бабкиной накануне Дня Победы пришли поздравить участника Великой Отечественной войны Михаила Михайловича Юдина с праздником, сказать благодарные слова, подарить цветы.

Заблестели глаза у ветерана, заволновались и ребята. «Спасибо, Михаил Михайлович, за победу и за мир!» — поблагодарили они старого солдата, пожелали ему здоровья и долголетия.

В свою очередь герой войны дал напутствие кадетам хорошо учиться, любить Родину, за свободу которой заплачено дорогой ценой.

Фото Татьяны КИРИЧЕНКО.

_________________________________________________________________________________

Защитники земли русской

БИЛ И «ТИГРЫ, И «ПАНТЕРЫ»

Нашему земляку, долгоруковцу Е. И. Никишину, далеко за семьдесят. Участвовал в Великой Отечественной войне. Бережно хранит ветеран боевые награды, которые получил за мужество и храбрость. Недавно у нашего корреспондента с ним состоялась беседа.

— Егор Игнатьевич, когда началась война, вам сколько лет исполнилось?

— Да еще пацаном был, потому-то в 1941 году не взяли воевать. Жили мы тогда в Жемчугах, позднее в Большом Колодезе, учился в ФЗУ в городе Орехово-Зyeвo. Но недолго, ушел в ополчение. Рыл окопы, оборонительные сооружения — враг уже был а подступах к Москве. Тем же занимался под Ельней, Доргобушем. Последний фашистская авиация превратила в развалины на моих глазах. Я первый раз видел только трупов мирных жителей, мое сердце еще больше наполнилось ненавистью к захватчикам. Рвался на фронт, но возраст не позволял. Потом вышел приказ: всех несовершеннолетних — по домам. Вернулся в родное село. В колхозе не хватало рабочей силы, ведь все мужики были на фонте. Быстро освоил старенький ХТЗ, пахал землю, участвовал в других сельхозработах. В конце 1942-го взяли в запасной полк, а через год, наконец-то, вплотную толкнулся с немцем. Воевал в пехоте. В одном из боев подбил вражеский танк. Потом подошел к той огромной машине, рассматривал ее, даже попытался залезть внутрь. И тут подходит полковник спрашивает: «С чего у тебя такое любопытство?» Спрыгнул с танка. Стал по стойке «смирно» и объяснил: «Товарищ полковник, до войны работал на тракторе. И хотя он не танк, тем не менее интересно, что за машина…» Он о чем-то задумался, потом, к моему удивлению, говорил «Знаешь что, тракторист, с пехотой тебе придется распрощаться. Собирайся в танковое училище.» Вот так резко все изменилось. После учебы меня назначили командиром танкового взвода. Где только не приходилось бить хваленые «Тигры» и «Пантеры».

— Какое сражение  вам особенно запомнилось?

— Наверное, под Берлином. Немцы дрались как сумасшедшие. Но нас уже ничего не могло остановить. У меня на груди засиял орден Красной  Звезды. Считаю, самая дорогая награда. Домой вернулся в 1946 году…

— Как  потом сложилась судьба?

— Так уж получилось, попал в Баку. Трудился на нефтеперерабатывающем заводе до самого 1955 года. Приболел. Из-за климата врачи посоветовали сменить место жительства. Куда ехать? Конечно, на родину. Работал в Долгоруковской МТС долгое время, до самой пенсии — в «Сельхозтехнике». Как вы убедились, я совсем не герой, а обыкновенный русский человек, который в

военное время честно отдал свой долг Отечеству, а мирное посвятил работе.

М. МАЛИНИН, наш корр.

НА СНИМКЕ: Е. И. Никишин

Фото В. САМОХИНА

ОТ АВТОРА. Конечно, рассказывая о своей биографии, Егор Игнатьевич поскромничал. На самом деле она куда ярче. А за каждым орденом и медалью – подвиг…

_________________________________________________________________________________

Солдаты Великой Победы

ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ — НА БРОНЕПОЕЗДЕ

Николай Гаврилович Никишин, житель с. Братовщина, человек хлопотной, работящий. Вся сознательная жизнь его связана с родным краем. Труд крестьянина – он ведь не только в поле, но и дома, в подсобном хозяйстве. Огород, подворье небольшое, но уход требуют. Но Николаю Гавриловичу это не в тягость. А потому по сей день справляет хозяйственные дела аккуратно, как подобает. В свободное время, особенно зимой, любит телевизор посмотреть, газеты почитать. Информации много поступает, успевай только осмысливать. Но ветеран одному радуется, что на земле нашей мир. А пока это так, не страшны никакие невзгоды.

Иногда открывает заветную коробочку с боевыми наградами, дрожащими руками перебирает медали: «За победу над Германией», «За победу над Японией» и другие. Каждая из них напоминает о пережитых фронтовых буднях, боевых товарищах, суровых событиях Великой Отечественной, оставивших глубокий след в его сердце.

Не забудет старый солдат лютого холода северной части страны, где проходил Карельский фронт в далеком 1943-ом. Безусым юнцом пришел воевать на бронепоезд, охранявший эшелоны с военной техникой. Перед экипажем стояла боевая задача: любой ценой уберечь составы, доставлявшие военный груз к линии фронта. Бронепоездов в Красной Армии было немного, тем большая ответственность ложилась на бойцов.

Враг сопротивлялся отчаянно. Фашистские бомбардировщики налетали неожиданно. Бомбы падали и разрывались с такой оглушительной силой, что, казалось, горит земля и небо. И в этом аду нужно было не растеряться, а повернуть орудие, совместить перекрестье прицела с целью, чтобы снаряд поразил вражеские самолеты. Старший сержант Никишин, наводчик орудия, точно выполнял свои действия.

На вопрос о том, что же запомнилось из фронтовых событий более всего, Николай Гаврилович качает головой: «Что же там особенного? Ничего героического, понимаете, шла война…»

В перерыве между бомбежками солдаты писали коротенькие письма домой, в которых сообщали, что живы и здоровы, обнадеживали близких, обещая скорую Победу. Читали и весточки из до­ма. И вот из одного из писем Николай узнал, что отец, призванный на фронт в 1941-ом, погиб на Орловско-Курской дуге. Родным людям, воевавшим на разных фронтах, уже не суждено было встретиться никогда.

Николай стал словно старше годами, глубокая душевная боль вытеснила страх. В сознании жила одна мысль: выбить врага с родной земли любой ценой.

Воевать стало легче, когда модернизировали боевое снаряжение бронепоезда. Тяжелые орудия заменили на малокалиберные зенитные установки, которые имели приборы быстрого наведения и Николай Никишин стал командиром орудия. Его бронепоезд прошел через всю страну, от Карелии до Забайкалья, участвовал в войне с японцами.

Сколько эшелонов с техникой и боевым снаряжением удалось спасти от разгрома, теперь уже ветеран и не скажет. Да и. не это главное, а скорее то, что вклад бойцов бронепоезда в Победу огромен.

Жизнь каждого исчислялась мгновением, определившимся философски: повезет – не повезет. К нашему земляку судьба, видимо, оказалась благосклонной: он остался жив.

Победу встречали с радостью и осознанием того, что все страшное позади. С бронепоездом успели сродниться, он стал как бы вторым домом, в котором жили, спали и воевали героические русские солдаты.

Да, война закончилась для тех бойцов, которые уже по возрасту не могли продолжать военную службу. А Николаю Никишину и было-то всего двадцать лет. Кому же, как не ему и другим молодым солдатам, защищать государство, на границах которого было очень неспокойно. Наш герой остался служить до 1951 года. И еще долгие пять лет он видел свою малую родину разве что во сне. Постоянно вспоминал мать, со слезами провожавшую его на фронт, да сестренку, припавшую к плечу. Хотелось поскорее вернуться, прижать к себе родных и зажить новой счастливой жизнью.

Мечте Николая Никишина суждено было сбыться. Спустя семь лет он оказался в родном доме, сменил военную профессию на мирную. Семьей обзавелся. И годы потекли как вода. Дети выросли, внуки, теперь вот уже и правнуки радуют дедушку своим появлением на свет. Жизнь продолжается. Но частенько младшие члены семьи просят деда рассказать о событиях далекой давности. Вспомнит Николай Гаврило­вич, а сердце заноет…

— Много ли человеку надо? Главное, здоровье да мирное небо над головой, чтобы дети не испытали того, что нам довелось хлебнуть, — скажет просто ветеран.

И как не понять земляка? За все, что мы имеем, русские солдаты жизни отдавали. Что же может быть дороже Родины?

Так уж вышло, что рассказываем о Н. Г. Никишине в «СЗ» впервые. Но надеемся, что наш героический земляк еще не раз порадует читателей своими вос­поминаниями. Здоровья вам, Николай Гаврилович, тепла, уюта,. семейного благополучия и долгих лет жизни!

Н. НИКОЛАЕВА.

НА СНИМКЕ: Н. Г. Никишин.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Победители

«НАМ БЫЛО 18, НО МЫ УМЕЛИ ДРАТЬСЯ»

На фронт меньшеколодезского парня В. Оболешева взяли в 1942 году. Воевал в пехоте,  которую всегда бросали в самое пекло.

— Враг был еще силен, — вспоминает ветеран, — нашим приходилось большой ценой сдерживать натиск рвущихся в глубину страны фашистов. А впереди была битва за Сталинград, и мы понимали, что от ее исхода зависит многое, если не все в этой войне.

Василий Павлович, уже командир отделения, был участником великого сражения за город на Волге. Окрыленные предыдущими успехами, немцы поста­вили задачу с ходу взять Сталинград, стереть его с лица земли, физически и морально уничтожить русских. Они сосредоточили здесь десятки пехотных и танковых дивизий, много артиллерии и авиации. Советским войскам противостояла такая грозная сила, перед которой бы не устояла ни одна армия мира. Но только не наша. Боевой дух воинов был очень высок.

В числе первых столкнулось с врагом пехотное подразделение, в котором находился наш земляк. Бои шли за каждую улицу, каждый дом. Обе стороны несли большие потери. Сколько погибло на глазах Василия Павловича молодых ребят, которые навечно остались лежать в многочисленных братских могилах! Часто на волоске от смерти был и Оболешев, этот бесстрашный сержант, который больше думал о Родине, а потом о себе. В одном из кровопролитных боев он вместе с группой воинов оказался в тяжелейшем положении. Кончились патроны. Фашисты, окружив их, не давали поднять головы. От командира взвода поступил приказ: не вставать, если немцы приблизятся — вступать в рукопашную. Но те решили наших взять на измор. Так и пролежали солдатики трое суток в лютый мороз в снегу. А когда подошла помощь, и фрицев выбили с высот, то перед освободителями предстала такая картина: одни лежали без движения, другие получили сильные обморожения. Среди последних был и Василий Павлович. Полуживого, его доставили в госпиталь. Здесь ему и ампутировали половину обеих ступней. На больничкой койке он провел полгода, и все это время не переставал думать о том, как там на фронте, интересовался об этом у поступивших в госпиталь солдат. Легче становилось на душе, когда узнавал от них, что наши войска уже освободили многие города, продвигаются на запад. Несколько раз просил врачей побыстрее его выписать, с тем, чтобы продолжить воевать. И каждый раз получал отказ. А однажды ему так и сказали: ты, браток, свое отвоевал. Эти слова для Василия Павловича были, как приговор. Очень переживал. Ему казалось, что он еще не все сделал для приближения Победы, не полностью внес в нее свои вклад. Конечно, это было не так. Земляк отважно сражался, особенно у стен Сталинграда.

До войны Василий Павлович закончил курсы бухгалтеров. Эта специальность пригодилась ему, когда вернулся из госпиталя домой, в Меньшой Колодезь. А еще он работал в колхозе счетоводом, секретарем сельского совета. Нашел свое личное счастье. Его женой стала местная красавица Юлия. Так уж получилось, что через несколько лет их семья переехала в Долгоруково. Здесь они и обосновались навсегда. Жена трудилась учи­тельницей на третьем отделении совхоза имени Тимирязева, а супруг устроился ревизором в райпо. Здесь он проработал двадцать один год, оставив о себе добрую память. Те, кто его знают, вспоминают, что это был знающий свое дело, честный и неподкупный человек. Ревизором работал и в управлении сельского хозяйства. И тут зарекомендовал себя только с положительной стороны. И хотя ему, как инвалиду ВОВ, на пенсию можно было уйти пораньше, на заслуженный отдых ушел в шестьдесят два года.

Супруги Оболешевы вырастили троих детей. Дочка Надя живет в Орле, сыновья Александр и Сергей — в Долгоруково. Вот что говорит о родителях Сергей:

— Горжусь ими. Отец проливал кровь за Родину — настоящий герой, он для меня всегда является примером. Мама всю жизнь учила сельских ребятишек, Отличник народного просвещения. Я их очень люблю. И не только за то, что поставили меня с братом и сестрой на ноги, дали образование. Они с детства научили нас быть честными, справедливыми, уважительно относиться к старшим, привили любовь к Отечеству. Спасибо им за все!

Вместе душа в душу супруги Оболешевы уже пятьдесят девять лет.

— Мы ведь за это время, — признается Василий Павлович, — даже поссориться ни разу не успели.

— Да и причины для этого не было, — вступила в разговор Юлия Григорьевна, — и вообще, я себя считаю счастливой женой. Все радости и огорчения делили вместе.

Последние годы здоровье у ветерана стало «барахлить». Дает о себе знать возраст, болячек прибавилось, плохо видит. И все же духом не падает. А тут как-то вдруг нашло на него творческое вдохновение — начал писать стихи. Тема военная — о героизме, самоотверженности, преданности Отчизне. В одном из стихотворений есть такие слова: «Нам было восемнадцать, но мы умели драться…» Да, именно в таком возрасте он попал под Сталинград, где не дрогнул, не сломался, а проявил завидное мужество, впрочем, как и многие его ровесники.

На 9 мая Василий Павлович наденет костюм, на котором засияют его боевые награды, в том числе и самая дорогая — медаль «За оборону Сталинграда». Как и полагается, сядет за праздничный стол, и хотя спиртное не употребляет, в этот день по уже установившейся традиции обязательно выпьет свои фронтовые сто граммов.

М. МАЛИНИН, наш корр.

_________________________________________________________________________________

ОНИ ЗНАЛИ, ЗА ЧТО ВОЕВАЛИ

Разными путями шли к Победе по дорогам войны супруги Егор Иванович и Лидия Антоновна Капырины, проживающие ныне в селе Братовщине. Каждый на своем месте честно выполнял воинский долг. Егор Иванович, в то время старший сержант, воевал в пехоте, ходил в разведку. Лидия Антоновна хлебнула лиха с первых месяцев войны. Ее военная специальность — связист.

Людмила Степановна Смирнова на фронте была радисткой. В действующей армии находилась с 1943 года. Ее война проходила не в штабах, а в поле, лесу, в тылу врага, куда забрасывали вместе с разведгруппой. Судьба сберегла их, они вернулись домой живыми.

НА СНИМКАХ: супруги Егор Иванович и Лидия Антоновна Капырины из Братовщины и Людмила Степановна Смирнова из Долгоруково.

_________________________________________________________________________________

Фотография в номер

Каждый рассвет 22 июня Василий Павлович Оболешев, что проживает в поселке Снова, встречает, сидя на порожке своего дома. Пятьдесят четыре года прошло с тех пор, когда он впервые узнал о начале Великой Отечественной. Самая страшная веха в его боевом пути — Сталинград, Хотя и другие бои были нелегкими…

Ветеран на заслуженном отдыхе. Днем помогает по дому, вечерами пишет стихи и только каждое утро 22 июня выходит на улицу, присаживается на порожек и вспоминает. Ту войну. Будь она проклята.

НА СНИМКЕ: ветеран войны В. П. Оболешев.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

О МУЖЕСТВЕННОМ ЗАЩИТНИКЕ СТАЛИНГРАДА

Шла война. Основные силы гитлеровцев рвались на Кавказ к нефтяным богатствам. Перед фашистской армией поставлена задача: во что бы то ни стало захватить Сталинград, угрожающий с фланга и мешающий наступать на юг. В связи с тем, что сталинградское направление было прикрыто слабо, советское командование разработало план, согласно которому на названном рубеже предпола­галось остановить озверевших фашистов и дать им отпор. Солдаты советской армии, сталинградцы, стояли насмерть. Враг был поставлен на колени, подняться ему так и не удалось. Семнадцать кузнецов Англии выковали и подарили городу на Волге меч с надписью: «Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь…» Наш земляк Василий Павлович Оболешев, житель села Долгоруково, — мужественный участник сталинградской битвы. Об этом удивительном человеке сложной судьбы, не сломившей героя, — наш разговор.

Василия Оболешева война застала в Новогороде, где учился в ремесленном училище. Ему в ту пору исполнилось восемнадцать. Как сейчас помнит тот страшный июньский день, когда все радиопередающие устройства города вещали жестким металлическим «голосом» о начале войны. Смятение, охватывающее его и товарищей по училище в первые дни, вскоре рассеялось. Юношеский максимализм не позволял думать о дурном. Все были уверены, что произошла какая-то трагическая ошибка, наступление немецкой армии будет остановлено, и жизнь с ее радостями, мечтой о будущем продолжится.

ОДНАКО с фронта приходили неутешительные сводки. И безоблачное настроение сменилось тревожным ожиданием непредсказуемых перемен. Вскоре известие не заставило себя ждать. Поступил приказ об эвакуации ремесленного училища в Башкирию. Почти до самого Стерлитомака, конечного пункта эвакуации, переправлялись водным путем на баржах.

Когда прибыли на место назначения, поселились в кор­пусе для эвакуированных. Бывшие учащиеся ремесленного училища работали по 12-14 часов в сутки, изготавливали из многослойной фанеры корпуса для противотанковых и пехотных мин, которые потом заполнялись взрывчаткой. Преимущества этих средств в том, что их не улавливали миноискатели, и обладали они большой убойной силой.

В этот же город эвакуировали и Рижское военно-пехотное училище, при котором действовали 3-месячные курсы по подготовке младшего командного состава. На эти курсы и отправили Василия, ответственного, старательного юношу. Три месяца пролетели, как один день.

В это время обстановка на фронте создалась довольно серьезная. Гитлер стягивал живую силу и технику в боль­шом количестве к городу на Волге, готовился к грандиозному наступлению. Весь состав военного училища по приказу бросили к Сталинграду. Вме­сте с курсантами на фронт ехал Василий Оболешев, которому присвоили звание стар­шего сержанта и назначили на должность командира отделения.

600 новобранцев прибыли на станцию Котельниково, что в 20 километрах от Сталинграда. Не успели разгрузиться, как налетели вражеские бомбардировщики. В результате прямого попадания 2 вагона были разбиты. Впервые необстрелянные юнцы столкнулись со смертью лицом к лицу. Времени на то, чтобы оценить обстановку, в которой оказались, не было. Сразу вступили в бой. Словами нельзя передать тот ад. Казалось, горели земля и небо. Лютая злоба охватила противника, уже познавшего стойкость, крепость русского воина. Нашими солдатами владела одна мысль: «Задавить и не допустить врага в глубь территории.»

И победили, замкнули окружение. Именно здесь сдалась в плен 300-тысячная армия Паулюса.

Оставшиеся немецкие части спешно отступали в обратном направлении. Командир отделения Оболешев в составе отдельного учебно-стрелкового Гвардейского батальона преследовал фашистов. Били врага беспощадно за погибших товарищей, за поруганную землю русскую, за боль и слезы матерей, жен, за детей, лишенных детства.

Так, с боями дошли до Маныча. В этом местечке противнику удалось закрепиться, как следует. Погода была отвратительная. Невесть откуда взявшаяся оттепель сопровождалась мокрым снегом и дождем. Одежда солдат намокла. Пронзительный холодный ветер пробирал до костей. К вечеру третьих суток дождь прекратился, неожиданно стало подмораживать. Немцы открывали

шквальный огонь, как только видели хоть какое-то движение со стороны русских. Бойцы, лежавшие в мокрой обледенелой одежде, напоминаю­щей «смертельный» скафандр, не могли поднять головы. Казалось, что они вмерзли в землю, принявшую своих безвинных жертв в холодные цепкие объятия. Василий не желал мириться с такой участью. Он катался по земле, заставляя делать это и других, чтобы не окоченеть. И жизнь все же теплилась в этих русских солдатах.

Потом на место этой части пришла другая. Позиции сдавать нельзя и отступать некуда — слишком велика цена за то, что осталось позади.

Василия и бойцов его части, которых удалось «выбить» из ледяных луж саперными лопатками, отправили в полевой медсанбат. Раненые так и не смогли бороться за свою жизнь, за 3 дня они превратились в ледяные глыбы.

А в медсанбате полуживых бойцов привели в чувство, потом отправили в госпиталь в Красноярск. Василия ждало страшное известие: обморожены обе ноги, необходима ампутация. А парню всего-то двадцать. Наш герой стойко перенес 3 операции, лишился ног, но не ожесточился, потому что любил жизнь и был благодарен судьбе за то, что остался жив.

Вернулся в Меньшой Колодезь. Надо восстанавливать разрушенное хозяйство. И мужские руки были нужны. Пригодились довоенные знания, ведь еще в 41-м закончил школу счетоводов. Потом, после войны, бухгалтерские курсы. Так Василий начал работать по новой профессии.

Односельчане уважали его за порядочность, добросовестность, а главное — доброту, душевное тепло, что пришлось пережить фронтовику, но не растерял он человеческого достоинства, не озлобился. Вскоре и девушку повстречал. Юля учительствовала в местной школе. Поженились, всю жизнь были счастливы. Троих детей вырастили, внуков имеют и правнучку.

Василий Павлович трудился ревизором в различных организациях, с 62 года вышел на пенсию. Сейчас его окружают дорогие люди: жена, дети, внуки. Только иногда, глядя на свои многочисленные награды, нахлынут вдруг воспоминания. Поэтому и считает ветеран, что нет богатства другого у людей, чем мир на земле. Нужно беречь его и помнить о цене, заплаченной за счастье людей.

Враг коварен и бьем мы его

У стен города Сталинграда.

Январь-месяц, морозы трещат,

Мы редко бываем в землянках,

Часто снятся нам сны на снегу,

Как в детстве катались на санках.

Живите долго, уважаемый человек, пишите поэтические строки, опаленные войной, для ныне живущих и последующих поколений.

Н. НИКОЛАЕВА.

НА СНИМКЕ: В. П. Оболешев.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Земляки

МЫ ВАМИ ГОРДИМСЯ

В действующую армию нашего земляка В. М. Саввина взяли в 1943 году. Виктору тогда было около семнадцати лет. Случалось так, что в самый разгар боя телефонисту приходилось ползти, чтобы восстановить поврежденный телефонный кабель. С поставленной задачей, рискуя жизнью, справлялся, за что командование все­гда ставило его в пример.

Дорогами войны солдат прошел большой боевой путь. Воевал в составе IV Украинского фронта, участвовал в воен­ных действиях на территории Польши, Чехословакии.

Виктор Михайлович был награжден орденами Георгия Кукова, Отечественной войны, медалями «За отвагу», к юбилею Победы.

После окончания ВОВ в те-1ение пяти лет проходил службу в Закавказье в звании сержанта. Вернувшись на Родину работал на молзаводе, в райгазе заготконторе. За добросовестный труд имел много Почетных грамот и благодарностей.

В. М. Саввин гордится тем, что в его роду было много защитников земли русской. Отважно сражался с врагом его отец Михаил Петрович, родные братья Василий и Николай.

Желаем ветерану Великой Отечественной, просто хорошему человеку, крепкого здоровья и мирного неба над головой! Живите долго, уважаемый фронтовик.

М. МАЛИНИН.

НА СНИМКАХ: В. М. Саввин в 1946 году и в наши дни.

Фото из семейного альбома.

_________________________________________________________________________________

Экскурсия

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПЕРЕПОЛНЯЮТ ДУШУ

Накануне Дня Победы делегация ветеранов района, возглавляемая председателем районного Совета ветеранов войны и труда В. В. Щетиловым, посетила город-герой Москву. Многим ранее приходилось бывать на Красной площади, но на этот раз с экскурсоводом прошлись по самому сердцу столицы Кремлю.

Было все необыкновенно интересно. Любовались звездами на 20 башнях Кремля, видели место работы высших органов власти с Флагом Рос­сии, исторические царь-пушку и царь-колокол и многое другое.

С восхищением смотрели на святыню нашей русской земли — храм Христа Спасителя на Поклонной горе.

Каждая икона, каждый уго­лок храма по-особому влияют на мировоззрение человека. На протяжении многих столетий специально писали иконы, ко­торые представляют большую художественную и историческую ценность.

Ветераны с интересом слушали рассказ экскурсовода о Кремле — символе российской государственности, одного из крупнейших архитектурных ансамблей мира, богатейшей сокровищнице исторических реликвий и памятников культуры.

В. ПОЛЕТАЕВА, ветеран труда.

_________________________________________________________________________________

«ТЫ СТОИШЬ И МОЛЧИШЬ У СВЯТОГО ОГНЯ…»

Своими впечатлениями о поездке делится и стрельчанин В. Н. Белолипецких.

— Мы выезжали из Долгоруко-во вечером, чтобы к утру быть в Первопрестольной. Нас было 40 человек во главе с председателем районного Совета ветеранов войны и труда В. В. Щетиловым. Это он организовал поездку. Автобус мчался в ночи, за стеклом — кромешная тьма, гул двигателя убаюкивал. Но сон не шел. Волновались: ведь многие из нас были в столице очень давно. Какая она, сегодняшняя Москва? К городу подъехали ранним утром. Он еще спал, машина

 На улицах было, и мы без особых помех подъехали к самому сердцу столицы — Кремлю. Что и говорить, изменилась Москва за послеперестроечный период в лучшую сторону, похорошела новостройками, расширила свои границы.

Александровским садом прошли к Вечному огню, над которым склонилась плакучая ива в печали по всем погибшим в Великую Отечественную. Каждый из нас стоял у святого огня в молчании. На­верное, кто-то, как и я, поминал близких людей, не вернувшихся с той страшной войны. А те,кто прошел через ее горнило, вспоми­нали лица товарищей, так и остав­шихся в их памяти молодыми. Могли ли ветераны войны, сража­ясь в свое время за Родину, отста­ивая ее свободу и независимость, представить себе, что через 61 год после Победы они будут возлагать цветы у Вечного огня в самом цен­тре Москвы?..

Ступили на брусчатку Красной площади, самой главной площади нашей Родины. В этот ранний час людей на ней немного. Возвыша­ются кремлевские башни и разве­вается над резиденцией Президента трехцветный флаг — символ еди­нения. Храм Василия Блаженного разноцветными луковками и своим главным шатром, устремленным в небо, как бы являет собой всю кра­соту и широту души русского че­ловека. А у подножия храма — Ми­нин и Пожарский, как бы напоми­нают и напутствуют нас живущих: берегите русскую землю от врагов, в единении — наша сила.

Казалось, не такая уж большая креплевская площадь, но сколько она вместилав себе вековых страниц истории! С особым воодушевлением и благодатью почувствовали дух святынь трех соборов — Успенского, Архангельского и Благовещенского — на соборной площади Кремля.

Пока мы шли к Кремлю, а затем возвращались, над домами, пролетом моста, деревьями вырисовывались купола вновь восстановленного храма Христа Спасителя. Вблизи он поразил нас всех своим величием. Входим в нижнюю его часть, где все строго и просто. Но когда поднимаемся в верхнюю его часть, поневоле ощущаем себя частичкой Вселенной, и душа твоя и мысли устремляются в неведомую высь. Горящие свечи, великолепие иконостасов, каждый уголок храма по-особому влияет на тебя.

Экскурсия была увлекательной и познавательной. Но как и все хорошее она быстро закончилась. И вот уже позади и Кремль со своими башнями и храмами, и широкие улицы с высотными домами. Автобус все дальше увозил нас от дорогой сердцу столицы на юг, к еще более родным местам, называемым малой родиной.

На главной площади Долгоруково нас приветливо встретили праздничные огни и прохлада весенней ночи.

НА СНИМКАХ: группа долгоруковских ветеранов знакомится с достопримечательностями столицы.

Фото Ю. САРАЕВА

_________________________________________________________________________________

Далёкое-близкое

Послание из 45-го

«Милая мама! Высылаю свою фотокарточку. Смотрите и вспоминайте меня.

Ваш Петя, г. Бунцлау. 1945 год.»

ВЫ знаете, дорогие читатели, кто на фотографии? Кем написаны эти строки на оборотной ее стороне? Не догадываетесь?

Это известный наш зем­ляк, активный общественник, наставник молодежи Петр Семенович Балабанников. Солдат Победы.

Только что отгремели по­следние залпы страшной войны, и вышедший из ее горни­ла живым ефрейтор спешил известить родную матушку в далекой от него Харламовке о том, что остался жив.

Это позднее, по возвращении домой, расскажет, как воевал в знаменитой артиллерийской бригаде, как про­шагал дорогами войны от родных мест до города Росток, где находилась тогда крупнейшая военно-морская база немцев.

Две нашивки за ранения на правой стороне груди над орденом Красной Звезды говорят о том, что путь к великой победе полит и кровушкой нашего земляка. На фронте Петр Семенович был разведчиком-корректировщико м. А это значит, очень часто находился на передовой, управляя огнем своих батарей.

Однажды под Варшавой попал с товарищами в такой переплет, что уж думали не выберутся из него живыми. Впервые испытали мощь своих гаубиц, когда вызвали огонь на себя.

Окончилась война. Но еще какое-то время пришлось послужить солдату на чужбине. А потом были годы созидательного труда. Многие годы посвятил Петр Семенович работе в крупнейшей тогда строительной организации СМУ «Облмежколхозстрой». Частичка его труда заложена в производственной базе района, его культурно-бытовых объектах. Спасибо Вам, солдат, за ратный труд. С праздником!

НА СНИМКЕ: П. С. Балабанников.

Фото военных лет.

_________________________________________________________________________________

МЫ ИМ ГОРДИМСЯ, ОН ДЛЯ НАС — СИМВОЛ МУЖЕСТВА И ОТВАГИ

В пятнадцатом авиационном полку Михаила Барабанова прозвали «бесстрашным». 22 вражеских самолета сбил он в воздушных боях лично, два — в паре и три на земле уничтожил.

Подробнее рассказать о земляке мы попросили Клавдию Андреевну Филимонову, которая приходится нашему герою сводной сестрой. Она делится воспоминаниями от имени своих сестер:

Не за горами дни, когда с «журавлиной стаей» уйдут из жизни последние солдаты Великой Отечественной. Это грустно осознавать, но такова реальность. Дела этих людей вечны, они — нет. Я не видела в лицо своих дедов. Федор Маркелович Барабанов погиб на Орловско-Курской дуге в 43-м. Поклонилась его могиле, которую помогли найти следопыты из орловского городка Мало-Архангельск. В списке, что высечен на обелиске рядом с отцом моего отца, еще тысяча фамилий. Вот такая огромная братская могила.

На захоронении другого дела — политрука, бывшего учителя Петра Егоровича Ананьева, побывать не пришлось: он сложил голову в далекой Чехословакии.

А сколько других детей и внуков также знают о своих близких только по фотографиям и воспоминаниям родных! В нашем семейном альбоме есть бережно хранимая фотография. На ней — мужчина в форме летчика, на обороте написано: «Родным от брата Михаила». Это — двоюродный брат его покойного отца Никола Барабанова, а значит мой двоюродный дядя — легендарный Миxaил Барабанов. Почему легендарный, вы узнаете, если прочтете этот материал. Еще добавлю, что в нашей семье всегда гордились этим человеком, он для нас — символ мужества и отваги. А потому мальчиков называли Михаилами. У моего внука, а значит правнука летчика Михаила Степановича Барабанова, другое имя и фамилия. Но я надеюсь, когда он станет взрослым, будет гордиться, что в нем есть маленькая частичка его прадедов, которые героически сражались в годы Великой Отечественной. Также верю: у молодого поколения XXI века останутся в моде идеалы мужества, чести, доблести.

И еще. В эти майские дни, если вы будете проходить мимо здания редакции нашей газеты «Сельские зори», замедлите шаг, посмотрите на портрет и надпись, посвященные военному летчику Михаилу Степановичу Барабанову. В его лице — это дань памяти всем землякам-долгоруковцам, героически стоявшим на защите рубежей нашей Отчизны в 1941-1945 годах.

С материалами о полковнике, командире авиационной дивизии можно познакомиться в музее-усадьбе «Край Долгоруковский».

Наталья САМОХИНА (БАРАБАНОВА).

— Все дальше и дальше уходят от нас годы, опаленные кровопролитной войной, светлый, победный май 45-го. Мы перелистываем альбомы, материалы о пережитом и вспоминаем о нашем брате Михаиле Степановиче Барабанове, летчике. А ведь кроме него с первых дней войны на фронте отец, брат Александр, и дома осталась мать с восемью детьми. Самая старшая я. Мне не было еще и пятнадцати лет, остальные мал-мала меньше. Хлебнули горя через край, но выжили. Работали и дома, и в поле, по ночам окопы рыли, зимой дороги чистили от снега, сооружали оборонительные рубежи. Делали все дляфронта, все для Победы.

Вот личная летная книжка Михаила Барабанова. Фронтовые записи, заверенные подписями и печатями, красноречиво повествуют о героическом прошлом этого мужественного чело­века, полковника запаса.

А надо сказать, что он — уроженец села Братовщина, самый обыкновенный ученик местной школы. Родился в 1922 году, среднее образование получил в летном училище г. Краснодара. С февраля ,1939 г. служил там, где был нужнее всего. В совершенстве освоил летное дело.

В пятнадцатом авиационном полку Михаила прозвали «бесстрашным». 22 вражеских самолета сбил он в воздушных боях лично, два — в паре и три на земле уничтожил. Выжил, несмотря ни на что, в суровых испытаниях.

Кажется, прост человек. А пришла суровая беда, военная година, и поднялась в нем великая сила, человеческая красота.

Брат не любил рассказывать о своих подвигах, а вспомнить ему было что.

Участвовал в Феодосийско-Керченской десантной операции, оборонял Севастополь, Крым.

Май 1943 года. Ожесточенные бои за освобождение Кубани. Сражения идут не только на земле, но и в воздухе. Каждый день с проблесками зари самолеты пятнадцатого авиаполка по нескольку раз в день вылетали на выполнение боевого задания. Вот один из эпизодов: восьмерка истребителей «Як-9», возглавляемая капитаном Кукушкиным, вылетела на прикрытие бомбардировщиков. Барабанов — ведомый капитана. Неожиданно появляются перед глазами черные кресты на желтых фюзеляжах. Их полсотни, закрыли собой небо.

— Огонь! — скомандовал капитан. И первым дал очередь из пушки.

Самолет врага, объятый пламенем, падает вниз. Барабанов атакует другого воздушного пирата, идет в лобовую атаку. Нервы гитлеровца, видимо, не выдерживают, он взмывает ввысь, подставляя «брюхо». Михаил нажимает на гашетку, и самолет противника вспыхивает, как свеча. Увертываясь от огня «юнкерсов», «бесстрашный» посылает в них очереди из пушки и двух пулеметов. Противник в панике. Фашисты сбрасывают бомбы на головы своих. На помощь им спешат два десятка «мессеров». Михаил вспоминает слова песни: «Над нами «мессеры» кружили и было видно, словно днем…», собирая все силы в кулак, отражая их атаки. Барабанов бросает резко свой «Як-» влево, вправо, вниз. И вот он сам загорелся. Раненый, превозмогая боль, пытается сбить пламя воздушным потоком. Безуспешно. Тогда он ведет горящий самолет в атаку, сбивает еще один «мессер». Чувствуя, что теряет сознание, выходит из боя и усилием воли старается дотянуть машину до аэродрома. Пламя пробивается в кабину, огонь обжигает лицо, руки, горит одежда, перебиты ноги. Но в голове: «Надо жить…», и он выбрасывается с парашютом.

Только теперь понял, что внизу враги. К счастью, сильный ветер отнес парашютиста поближе к своим, и он приземлился на нейтральной полосе. «Везунчик», — скажут потом друзья.

Обожженный, раненый в обе ноги и руки, как сквозь сон слышал ломаную русскую речь, автоматную стрельбу в его сторону.

— Рус, иди сюда! Сдавайся!

А на помощь летчику спешили три русских танка. Два открыли стрельбу по немецким, а третий развернулся возле него. Из люка выскочил танкист, поднял летчика, понес в танк.

—  Живой? Живой!

Иначе быть не могло. Больше летчик ничего не помнит. Когда очнулся, понял, что лежит у штабной землянки, раны перевязаны. Слышна родная речь.

— А вот и твой соперник. Это ты его сбил, мы наблюдали за боем.

В нескольких шагах на земле сидел гитлеровец с железным крестом на груди. Это Пятый по счету фашист, сбитый летчиком в воздушных боях. Таких эпизодов в его боевой жизни было немало.

После госпиталя Михаил снова в воздушных схватках с врагом. Последний 22 вражеский самолет был сбит 29 апреля 1945 года над Берлином.

День Победы брат встретил на аэродроме Шенефельд в Германии.

На кителе 6 орденов Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды и множество медалей.

В его летной книжке командир эскадрильи Герой Советского Союза Меркулов подвел итог боевых действий пилота. С марта 1942 г. по май 1945 г. Барабанов совершил 381 боевой вылет. Боевой налет — 327 часов 30 минут. Провел 96 воздушных боев. Лично сбил 22 самолета противника.

После войны Михаил Степанович остался служить в военной авиации, сделав защиту Родины своей профессией, прошел все ступени воинской градации: от рядового летчика до полковника, командира авиационной дивизии.

Уволившись в запас, он десять лет трудился на мелькомбинате г. Фрунзе начальником штаба гражданской обороны. Сестра Светлана навещала его там. Привезла много вырезок из газет о подвигах брата. О нем много писали фрунзенские газеты, в т. ч. «Вечерний Фрунзе». С теплотой отзывались друзья, рассказывая о его умении выходить из любой ситуации летчика.

Умер Михаил Степанович в Киргизии в 1990 г., на фрунзенском кладбище и покоится его прах.

Нас от большой семьи в десять человек осталось теперь только трое. Как в той песне, которую пел Михаил, приезжая к нам в гости, «На Безымянной высоте».

Свято чтим и помним беспримерные подвиги в великой схватке с врагом братьев, отца, своих друзей, односельчан, одноклассников. Низкий поклон вам!

Мы, оставшиеся в живых, должны еще и еще раз рассказывать молодежи о героических подвигах тех, кто горел в самолетах, танках, утопал в болотах, защищая Родину, чтобы они знали, чтобы помнили, какой ценой завоевано счастье жить на земле, чтобы то лучшее из качеств героев военных действий вливалось в плоть и кровь молодых людей. На них — наша надежда.

Им жить, строить, беречь завоеванное старшим поколением.

От имени Евгении ПОХОДОЕВОЙ, Светланы ПОРОВКОВОИ, Клавдия ФИЛИМОНОВА.

с. Долгоруково

День Победы Михаил Барабанов встретил на аэродроме Шенфельд в Германии

_________________________________________________________________________________

К 65-летию Великой Победы

МУЖЕСТВЕННЫЙ ЗАЩИТНИК ОТЕЧЕСТВА

Приближается великая дата, посвященная Победе над фашистской Германией. Мы продолжаем цикл публикации о наших героических земляках, выстоявших и суровую годину.

Участник войны Сергей Федорович Востриков живет на одной из улиц поселка Тимирязевский. Большой кирпичный дом ветеран построил своими руками десятки лет назад, когда совхоз имени Тимирязева гремел, а поселок только начинал строиться. Вроде, вчера все было… И оглянуться не успел уважаемый человек, как старость нагрянула, возраст дает о себе знать, болезни одолевают.

ГАВНО уже разлетелись 1,дети из родного гнезда, не стало дорогой жены Любы. И теперь у Сергея Федоровича появилось много свободного времени. Он сидит в уютной комнате у окошка. Ласковое солнце в погожие дни заглядывает к нему, стараясь согреть своим теплом. И мы сегодня заглянули, чтобы пообщаться с солдатом Победы. Да, все могут унести годы, но приветливость, мягкость, открытость не подвластны времени.

Сергей Федорович оживился. Война не уходит из его памяти никогда. И о жестоких событиях минувшего столетия он рассказывает так, словно это было вчера:

— Мое поколение натерпелось страданий. Я тогда жил в Русской  Казинке. Мы, подростки, работали с темна до темна, чтобы помочь родителям прокормиться, а все равно жили впроголодь. Мне едва семнадцать исполнилось, как оказался на призывном пункте в апреле 42-го в местечке Водопьяново. С первых дней началась  ускоренная  подготовка новобранцев. Обучали строевой службе, навыкам ведения боя, стрельбы. Затем переправили в Елец, потом — в Ливны. Меня записали в 425-й артиллерийский полк 132-й дивизии, в составе которой воевал до самого конца Великой Отечественной.

А война для нашего земляка, прошагавшего по городам и весям, освобождая от фашистской нечисти и европейские государства, закончилась в 47-ом.

НА глаза ветерана наворачиваются слезы. Не может равнодушно слушать рассказ отца сын Анатолий. Военную биографию дорогого человека он знает полностью. И когда солдату трудно говорить, вместе с ним восстанавливает наиболее памятные эпизоды военных сражений.

—  Я участвовал в освобождении Воловского района, — продолжает вспоминать ветеран. — На том направлении есть населенный пункт Щегры. Бои там проходили ожесточенные. В один из дней снаряды закончились. Я взял повозку, запряженную лошадьми, и поехал за снарядами в деревеньку. Уже смеркалось, когда подъехал со стороны околицы. Что-то меня насторожило. Оставив лошадей в стороне, тихонько прошел мимо крайних домов. И вдруг услышал немецкую речь. Оказывается, фрицы заняли населенный пункт. И сделай я хоть одно неловкое движение, попал бы в плен к врагам. Очень испугался тогда. Понял, что на войне и секунды судьбу решают. Помню тяжелые бои на  Курско-Орловской дуге. Горели земля и небо, все смешалось. Война шла не только на земле. Смертоносный огонь добавляла авиация. Враг давил мощной техникой. Против тяжеловесных немецких «Тигров» стояли наши «тридцатьчетверки». Но благодаря героизму русских танкистов, маневренности наших боевых машин, им удавалось подавлять противника. Исход многих сражений зависел и от артиллерии.

После Курской дуги воевал на территории Белоруссии. Болотистая местность осложняла ведение боевых действий. Сейчас вспоминаю добрым словом своих командиров. Они спонтанных решений не принимали, жалели людей, технику. В одном из боев в тех болотах много немцев положили. На нас танки противника двинулись, а за ними — пехота. Фрицы напились для храбрости, шли стеной. Командир дал команду подпустить танки поближе, а потом ударить по ним из пушек. За героизм в том бою наградили меня медалью «За отвагу».

Но еще больший ужас пережил в другом сражении. Форсировали Припять, отбили населенный пункт. На берегу дом стоял. Мы с бойцами заглянули и оторопели: в комнате лежали восемь погибших — четверо наших солдат и четверо гитлеровцев. По всей видимости, наша разведгруппа заглянула к врагам как раз в тот момент, когда те пировали.

Сергею в 44-ом всего девятнадцать исполнилось. Каждый день вчерашние мальчишки смотрели смерти в лицо. Как было не ожесточиться, найти в себе силы жить, воевать. Но заставляло горе всенародное, боль и слезы матерей, жен, детей, терявших сыновей, мужей, отцов. Стонала поруганная, порушенная страна, а вместе с ней и многострадальный русский народ.

Там, на фронте, повзрослел в одночасье наш герой, там его приняли в члены Коммунистической партии. Это было очень почетно.

Многое ему удалось повидать. Он участвовал в форсировании Днепра, воевал на территории Латвии, Литвы, Финляндии, бывал в Хельсинки. Вернулся на родину в деревню Русская Казинка не, безусым юнцом, а мужчиной, много пережившим и повидавшим. Награды украшали грудь солдата.

СУДЬБА подарила ему жизнь. И жить хотелось. Любу, свою будущую жену, встретил на малой родине. Поженились. Местом жительства выбрали совхоз им. Тимирязева. Там платили зарплату, да и хозяйство развивалось быстрыми темпами. Сергей Федорович плотником работал. Руки у него были золотые, ценили его в хозяйстве. И награды за трудовую доблесть стали появляться в заветной шкатулочке, где уже хранились боевые. Только часть из них Сергей Федорович прикрепит к парадному пиджаку.

Но к нашему приезду достал-таки шкатулку. Перебирая награды дрожащими руками, рассказывал о событиях тревожной молодости, оставившей глубокий след в его жизни. Он воевал ради мира, ради всех нас не щадил жизни.

Уважаемый Сергей Федорович! Живите долго и будьте здоровы! Пусть яркое солнце в вашем окне согревает своим теплом ваше мужественное сердце.

Нина СЕРГЕЕВА.

НА СНИМКЕ: Сергей Федорович Востриков часто вспоминает о ратном подвиге.

Фото автора.

_________________________________________________________________________________

О мужестве расскажут ордена

«ДАВАЛ СЕБЕ КОМАНДУ «ВЗЛЕТ!» И ПРЕВРАЩАЛСЯ В ХРАБРЕЦА»

За образцовое выполнение боевых заданий, проявленную доблесть и мужество летчик Михаил Барабанов, уроженец с. Братовщина, награжден пятью орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды и многими медалями

За годы войны он произвел 389 боевых вылетов. Проведя 96 воздушных боев, сбил лично 22 самолета противника, в паре — 2 самолета, 3 самолета сжег на земле. Во время штурмовок уничтожил много техники и живой силы противника. Последние семь немецких истребителей он сбил в небе над Берлином в апреле 1945 года.

В зале Великой Отечественной войны музея-усадьбы «Край Долгоруковский» можно увидеть планшет летчика Михаила Степановича Барабанова. В этой полевой сумке уже семь десятилетий хранится карта с карандашными пометками, градусами азимутов. Среди множества географических объектов и центре обозначен город Берлин. Именно с этой картой шел отважный земляк на свои боевые вылеты.

В то время Михаилу было немногим более двадцати лет.

Он родился 27 сентября 1922 года в селе Братовщина Орловской губернии (ныне Долгоруковский район Липецкой области).

Отец его погиб, работая на мельнице у кулака, когда Миша еще не ходил в школу. Мать, сельская учительница, изо всех сил старалась привить троим сыновьям любовь к труду, книгам. Спустя какое-то время она вышла замуж за вдовца с четырьмя детьми, а после того, как родилось еще трое малышей, в семье росли десять детей.

По рассказам сводной сестры, Клавдии Андреевны Филимоновой, Миша с детства хотел стать летчиком. «Залезет, бывало, на крышу сарая, — вспоминала она, — расставит руки в стороны и, выкрикнув: «Все равно буду летать!», прыгает. В седьмом классе ставили пьесу «Бесстрашный летчик», и учительница Анна Федоровна Афонина, впоследствии кавалер ордена Ленина, точно угадала призвание Миши, которого взяла на роль главного героя пьесы».

Среднее образование Михаил завершил в г. Борисоглебске, где в 1940 году закончил среднюю школу № 1 и сразу поступил в местный аэроклуб. Затем учился в Краснодарском военном училище, но учебу прервала война… С 20 марта 1942 года М. С, Барабанов – на фронте.

На войне не бывает не страшно. И какой же надо обладать силой духа, чтобы лезть в самое пекло, чтобы в прямом смысле слова своей грудью защищать Родину!

Вот строки из военных мемуаров однополчанина Михаила Барабанова, Героя Советского Союза, летчика А. Н. Ситковского:

«В середине апреля 1943 года наш 15-й истребительный авиаполк о составе 278-й истрибительной авиадивизии прибыл на Северный Кавказ и с первых же дней включился в боевую работу. Базировались на аэродроме Новотитаровская близ Краснодара. Мы знали, что предстоят тяжелые бои с опытным и коварным врагом. Около двух лет ждали этого часа, чтобы вместе с Советской Армией изгнать захватчиков с нашей земли.

В воздухе шли ожесточенные сражения. В них участвовали тысячи самолетов. Летчики по 5-7 раз вылетали на боевые задания. К вечеру они испытывали не только большую усталость, но и огромное нервное перенапряжение. Старшие опытные товарищи учили своих подчиненных тактике и хладнокровию в боевой обстановке.

Оченоь трудным был день 20 апреля. На прикрытие наземных войск повел восьмерку истребителей капитан Кукушкин. Четыре самолета ударной группы он возглавил сам, четыре самолета группы прикрытия – старший лейтенант Сувиров. В районе станицы Крымской встретили более 30 бомбардировщиков Ю-87 и Ю-88 под прикрытием 12 Ме-109.

— В атаку! – скомандовал Кукушкин и первым пришел на «юнкерсов».

От меткой очереди капитана загорелся и упал самолет ведущего правого звена «юнкерсов». На другого стремительно пошел в лобовую атаку ведомый Кукушкина – Михаил Барабанов. Казалось, через мгновение машины столкнутся. Нонервы врага не выдержали. Он взмыл вверх, подставив «брюхо». Барабанов дал короткую очередь. «Юнкере», окутанный пламенем, полетел вниз. Следующая атака вынудила фашистов сбросить бомбы на свои войска и удрать на запад. В это время к нашим самолетам прорвались истребители противника. На выручку пришла группа прикрытия. Завязался воздушный бой. Отражая атаки «мессеров», Барабанов, умело маневрируя, сам перешел в атаку. Поймав в прицел врага, он нажал на все гашетки и дал очередь. Вражеский самолет пошел к земле, а немец выпрыгнул с парашютом.

Снаряд, посланный одним из вражеских истребителей, попал в мотор самолета Барабанова. Был пробит водяной радиатор, вытекла вода. Пришлось идти на вынужденную посадку возле линии фронта.

* * *

Осенью 1943 года авиация противника резко активизировала свои действия. Наши летчики летали на задания с рассвета и до заката. В один из таких дней в вечерних сумерках вылетел на задание капитан В. Сувиров в паре со старшим лейтенантом М. Барабановым. Перелетели через линию фронта и в 12 километрах от нее увидели 18 Ю-87. Молниеносной атакой Сувиров и Барабанов сбили по одному «юнкерсу». Строй врагов нарушился, и они сбросили бомбы на свои войска. Урон в наземных войсках противника на этом участке был настолько велик, что не потребовалась большая артиллерийская подготовка, и наши войска, перейдя в наступление, вытеснили немцев с занимаемых позиций.

После войны Михаил Степанович продолжил служить в ВВС. В 1950 году закончил школу летчиков-испытателей, позже Военно-Воздушную академию. Он летал на реактивных машинах, командовал авиационной дивизией. Демобилизовался в звании полковника.

После войны жил в г. Фрунзе (Бишкек). Его не стало 13 октября 1990 года.

Приезжая на Родину, Михаил Степанович встречался со школьниками-следопытами. Родственники хорошо знавшие его, рассказывают о его удивительных человеческих качествах, а земляки гордятся тем, что долгоруковский край является родиной настоящего патриота, защитника Отечества.

Надежда КРЮКОВА директор музея-усадьбы «Край Долгоруковский».

Фото из архива музея.

Приезжая на малую родину, Михаил Барабанов встречался со школьниками-следопытами.

За годы, войны летчик Михаил Барабанов произвел 389 боевых вылетов.

_________________________________________________________________________________

Земляки

СНЫ О ВОЙНЕ ЕЩЁ ТРЕВОЖАТ

Война в дом Михаила Иосифовича Белолипецких пришла в 1939 году, когда отца забрали на финскую. Среди четверых детей 13-летний парнишка был старшим.

Под новый 1940 год одно­полчане отца прислали письмо, в котором сообщали, что глава семьи и пятеро его земляков погибли. Но отец все-таки выжил. У него были обморожены руки и ноги, он попал в госпиталь и писать не мог. Только весной семья получила от него письмо, а Михаил Иванович Калинин лично вручил ему орден «За боевые заслуги». К лету отец вернулся.

Но не прошло и года, как грянула война пострашнее. И опять — на фронт.

Жили они в с. Стрелец. Михаил только успел закончить семилетку. Помнит, как немцы вошли в село. В их доме расположилась немецкая санчасть, так что врагов он видел рядом. А в 1943 году паренька забрали на фронт. Вначале он попал в запасной полк, потом — в действующую армию. Стал Михаил младшим сержантом, командиром орудия в 404 отдельном зенитном артиллерийском дивизионе, который стоял под Петрозаводском. От налетов немецкой авиации охраняли Беломорканал. Здесь получил контузию, частично потерял зрение. В апреле 1945 года дивизион отправили в Японию, где они охраняли мост стратегического значения, через который шли советские эшелоны, перебрасывающие военную технику, людей с запада на восток. В 1946 году их I часть расформировали, Михаила перевели в г. Хабаровск. Здесь его ожидала работа секретаря-писаря по секретному делопроизводству.

Отец вернулся с войны в 1946 году, а сын демобилизовался лишь в 1950, награжден­ный орденом Отечественной войны II степени, медалями.

Побыв дома, уехал в Донбасс, работал шахтером. Через время вернулся в с. Стрелец, но уже не один, а с молодой женой и сыном. Со временем построили дом, развели хозяйство. Родились дочери Лида и Валя.

Михаил Иосифович увлекся пчеловодством. Окончил сельскохозяйственный техникум без отрыва от производства, получив диплом техника-пчеловода. В те годы эта отрасль активно развивалась, и хорошие специалисты были нужны.

В конце 70-ых годов переехали жить в д. Ильинка. Хозяин семьи работал в «Заготконторе» пчеловодом.

Сейчас Михаил Иосифович, похоронив жену, живет с дочерью Лидой. Радуется ветеран мирному времени. Вот только сны про войну иногда тревожат. И сожмется сердце старого солдата: дай-то Бог, чтобы никогда не повторился этот ужас.

Н. ПАСЬКО.

НА СНИМКЕ: Михаил Иосифович Белолипецких.

Фото Н. СТЕПАНЕНКОВОЙ.

_________________________________________________________________________________