Дубовецкое поселение

Н. М. Осин

Когда началась Великая Отечественная война, Николаю Осину было всего 15 лет.

Большинство мужиков призывного возраста в деревне Красная мобилизовали в первое военное лето. А подросткам пришлось заменить их в работе на полях и фермах. Уже ближе к ноябри первого военного года они помогали угонять в тыл гурты скота.

Впервые с оружием в руках в свои неполные 18 лет красноармеец Николай Осин схлестнулся с захватчиками в бою под Смоленском. Родина призвала его в ряды своих защитников в январе 1943 Года. Все пять односельчан-сверстников уходили из родной деревеньки с надеждой, что вернутся назад. Но не со всеми товарищами суждено было встретиться.

Фашистский металл дважды входил в тело и Н. М. Осина. Но после каждого ранения он возвращался в свою часть. За три года войны сменил несколько воинских профессий: стрелок-пехотинец, разведчик, артиллерист. По поводу последней профессии фронтовик заметил, что «нехитрое дело в составе расчета из пушки стрелять».

Первую свою награду — орден Красной Звезды — получил за важного «языка», добытого в составе группы разведчиков. Это было уже на территории Белоруссии. Долгих девять месяцев они тогда не могли выбить хоро­шо укрепившихся фашистов с оборонительного рубежа.

— Покормили мы своей кровушкой комаров, попили болотной водицы, — вспоминает ветеран. — Но муки оказались не напрасными. Обманули все-таки фрицев, прошли через непроходимые топи по гатям.

Ветеран принимал участие в штурме Кенигсберга. Медаль за взятие города напоминает о же­стокости тех боев.

Освобождал он и страны Прибалтики. И как горько теперь слышать от тех, за кого проливали кровь и отдавали жизни, слово «оккупант».

Где-то там, под Вильнюсом, раненый Н. М. Осин вытащил с поля боя истекающего кровью командира, за что был награжден орденом Славы III степени.

После того, как Германия капитулировала, война для Николая Михайловича не закончилась. Их войсковая часть, как и сотни других, была переброшена через всю страну на восточные рубежи и приняла участие в боях с японскими ми­литаристами. К боевым орде­нам и медалям, благодарностям Верховного главнокомандующего добавилась еще одна — «За победу над Японией».

Только спустя пять лет после Победы перешагнул порог отчего дома Николай Осин. Уходил на войну худеньким парнишкой — возвратился возмужавшим, вся грудь в наградах.

А в деревне невест хоть отбавляй. Бравый вояка положил глаз на девушку, что жила напротив, на другой стороне речушки. Ни о какой пышной свадьбе речи не велось. На дворе стоял 50-й год. Это позднее пришел в семью достаток. Осин перестроил свою старую хату, чтобы подрастающим троим дочкам было светло и просторно.

Елена Сергеевна, кстати, награжденная медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», как и муж, работала в колхозе. Сам же глава семьи проводил на работе большую часть суток и когда бригадирствовал, и когда трудился механизатором.

В трудах и заботах летели годы. Дочки выросли, обзавелись семьями, осели в городах Липецке и Воронеже. Когда возраст перевалил за 80 лет, дети стали докучать просьбами сменить деревенское житье-бытье на городское. И вот супруже­ская чета решила перебраться в областной центр. Но проводит в уюте городской однокомнатной квартирки только зиму. С первым весенним теплом словно перелетные птицы они возвра­щаются под крышу деревенского дома.

— Здесь простор и воля, здесь дышится легко, — говорит Николай Михайлович.

Мы поздравляем ветерана и его супругу с праздником. Каждый из них внес свою лепту в Великую Победу.

Леонид ПЕТРОВ.

Фото Виктора САМОХИНА

_________________________________________________________________________________

Николай Михайлович Осин

Н. М. Осин (на снимке) родился в деревне Щербачевка. В армию был призван в начале 1943 года. Боевой путь его пролег от Смоленска до Кенигсберга. После капитуляции Германии ему пришлось воевать с японцами. Был дважды ранен. За мужество и проявленный героизм, награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, Славы, медалями «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией», «За Победу над Японией».

Николай Михайлович в полном здравии живет по-прежнему в своей родной Щербачевке.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Живых героев имена

«Я ГОРЖУСЬ СВОИМ ПРАДЕДОМ»

«У него 16 медалей, орден Красной Звезды, орден Славы III степени, 8 благодарственных писем от главнокомандующего фронтом».

Великая Отечественная война — самое страшное событие в истории человечества. О ней я знаю по рассказам своего прадедушки Николая Михайловича Осина, которому в этом году исполнилось 89 лет. Он живет в деревне Красная Долгоруковского района.

В январе 1943 года ушел на фронт, ему было неполных 18 лет. Был разведчиком. У него шестнадцать медалей, орден Славы III степени и орден Красной Звезды, восемь благодарственных писем от главнокомандующего фронтом. Сам маршал Константин Константинович Рокоссовский вручал ему орден Красной Звезды и орден Славы III степени за проявленную доблесть и отвагу.

Прадедушка был ранен в руку и голову. Он часто мне рассказывает о Великой Отечественной войне. Я помню каждое его слово, каждый вздох, дрожащий голос. Это — слезы и горе за умерших друзей и слезы радости за тяже­лую Победу над врагом. Я слушаю его и горжусь им.

Его однополчанин из города Харькова, гвардии полковник Григорий Михайлович Казацкий, написал книгу «Забайкальцы», которая вышла 15 апреля 1984 года. Там он описывает, как воевал молодой разведчик Николай Осин. Вот фраза из текста: «- Молодец, товарищ Осин! Вы замечаете все и делаете выводы как опытный разведчик, — похвалил я молодого солдата».

Дружба, которая сплотила прадеда во время войны с одно­полчанами, продолжается и сейчас: перепиской, звонками. Каждый год на 9 Мая Николай Михайлович ездил в Белоруссию на встречу ветеранов. Жаль, что с каждым годом их приезжает все меньшее.

Мой прадед — настоящий герой. На фронте он совсем не думал, что совершает героические поступки. Он просто защищал свой дом, своих близких, свою страну. Он жертвовал всем дорогим, что у него было, уверенно шел в бой и верил в Победу. И только поэтому мы выстояли. Благодаря таким солдатам, как мой прадедушка, у нас есть мирная, спокойная жизнь, родители, друзья, соседи.

Он воспитал троих детей, дождался внуков и правнуков. Вдвоем с прабабушкой умеют друг друга поддержать, помочь, подбодрить.

Нам многому нужно поучиться у поколения наших дедов и прадедов: стойкости, мужеству, воле к Победе, жить так, чтобы не было стыдно перед самим собой. Знайте, мы помним и ценим то, что вы сделали для нас. Спасибо, что мы просто живем на этом свете!

Здоровья вам! Живите долго-долго! Ведь вы — наша память, наша история, наша гордость.

Иван СЕЛЕЗНЕВ, ученик 6-а класса лицея с. Долгоруково.

Николай Осин из д. Красная воспитал троих детей, дождался внуков и правнуков.

Фото из архива «СЗ».

_________________________________________________________________________________

И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят

ФРОНТОВЫЕ ДОРОГИ МОЕГО ОТЦА

Семен Тихонович Бухтияров, участник финской и Великой Отечественной войн, штурмовал линию Маннергейма и защищал Сталинград.

Мой отец не любил смотреть фильмы о войне, как и рассказывать нам о пережитом на фронте. Как-то на мою просьбу поделиться воспоминаниями о военном прошлом, батя сразу посуровел лицом и сказал: «Сынок, война она и есть война — кровь, великие лишения и тяжелый солдатский труд».

В дубовецких Выселках у него был друг — Володя Сапрыкин. Я долго не мог понять, что их связывает. Однажды мы приехали проведать прихворнувшего товарища. На дворе в тот день разгулялась вьюга-завируха. И дядя Володя напомнил отцу случай из фронтовой жизни, как в такую же непогоду они чуть не замерзли, полсуток пролежав в снегу перед позициями белофиннов. Так я узнал, почему их связывает такая братская дружба.

ОТЕЦ родился в 1907 году в большой многодетной семье. В 1919 году закончил четыре класса Дубовецкой школы. По тому времени это считалось немало. В стране бушевала гражданская война, царили голод, болезни, холод. Пришлось ему рано самостоятельно зарабатывать себе на кусок хлеба. В 1930 году обзавелся семьей. В армию его не призвали, признав непригодным к службе. Хотя он никогда не жаловался на здоровье, думаю, причиной послужил его небольшой, в 160 сантиметров, рост. Тем не менее, когда началась война с белофиннами, 33-летнего отца многодетного семейства, в котором подрастали полдюжины ребятишек, мобилизовали в армию одним из первых в селе.

Бате и его побратиму, Владимиру Сапрыкину, повезло остаться в живых и при штурме линии Маннергейма, уберечься от пуль финских снайперов-кукушек, не замерзнуть в лютые холода зимы 1939-1940 годов.

Отец вернулся домой 11 августа 1940 года, а через год, 14 августа 1941 года, вновь отправился на войну теперь уже с немецкими захватчиками. Он хорошо разбирался в технике, что предопределило его воинскую судьбу: оказался в 684-м отдельном батальоне аэродромного обслуживания, где и прослужил до самой демобилизации — 25 ноября 1945 года. Не думаю, что служба у него была легкой. Да, ему не пришлось сидеть в окопах на передовой, встречаться с фашистами лицом к лицу. Но все мы знаем, что в первые три года воины немецкая авиация господствовала в воздухе, и наши полевые аэродромы подвергались частым бомбежкам. После каждого такого налета отцу с товарищами приходилось и пожары тушить, и взлетное поле ремонтировать, и возвратившиеся с задания «на одном крыле» самолеты латать. Видимо, батя честно выполнял свой воинский долг. На фото, которое прислал в 1943 году, он запечатлен с двумя медалями на груди. Позднее к ним прибавились другие награды, в том числе и орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени.

Знаю, что отец защищал город на Волге, чем очень гордился. Он часто брал в руки медаль «За оборону Сталинграда». Она ему была дорога, о чем-то напоминала.

Все награды его бережно храним, как и красноармейскую книжку. Она как своеобразное удостоверение личности. В ней записаны все сведения о военнослу­жащем, его вещевом довольствии и даже группа крови по Янскому.

Последнюю свою награду отец получил 26 июня 1978 года. Это была медаль «Ветеран труда». В том, что село Дубовец вплоть до 80-х годов хорошело, благоустраивалось, немалая его заслуга, вначале как рядового строителя, а потом — руководителя стройбригады.

Ему было уже за семьдесят, а он все не мог оставаться в стороне от общественных дел. Он поработал еще несколько лет заместителем председателя правления колхоза по хозяйственной части да в качестве бесплатной нагрузки нес ношу председателя ревизионной комиссии правления хозяйства.

Отца в селе всегда называли по имени отчеству — Семен Тихонович. Это тоже своеобразная на­града, степень признательности и уважения земляков, которое он, действительно, заслужил своими делами и поступками, всей своей жизнью.

Николай БУХТИЯРОВ, сын участника Великой Отечественной войны.

Фото из семейного архива.

Семен Тихонович Бухтияров (1943 г.)

_________________________________________________________________________________

«И ТОГДА НА СВОБОДНОЙ ЗЕМЛЕ ОТДОХНЕМ ОТ УПОРНОГО БОЯ»

Этим строкам из письма советского офицера П. А. Кулинова, писавшего с передовой в декабре 1942 года, более 60 лет. Письмо и две открытки с фронта совсем недавно передала мне моя тетя Анна Александровна — родная сестра погибшего на фронте Петра Александровича. Когда читали весточки с фронта, не могла сдержать слез. Это было письмо настоящего патриота своей Родины, беззаветно любившего своих родителей, братьев и сестёр, а их у него было 8, малую родину, русскую землю. Анна Александровна долгое время хранила весточки от брата как семейную реликвию, о чем просила и меня.

…ПЕТР, закончив дубовецкую восьмилетку, уехал в Ленинград учиться. Получив специальность агронома, вернулся домой в Красотыновку. Парнем был видным. Женился, родились два сына. Стал замечатель­ным отцом, семьянином, работу свою любил.

Дядя был всегда впереди всех начинаний. Перед войной его перевели в райком партии вторым секретарем. Он толково работал, умело объяснял людям поставленные задачи.

Началась война, и все рухнуло. Петр Александрович сразу написал заявление в военкомат, чтобы уйти на фронт добровольцем. Был на параде в 1941 году на Красной площади, оттуда — прямо на фронт.

Когда на брата Михаила, младшего лейтенанта, служившего на Черноморском флоте, пришла «похоронка», он написал отцу: «И если брат Миша погиб, то его смерть дешево врагу не обошлась. Уверен, что он был достойным сыном нашей Родины…».

О себе и товарищах написал так: «Наши красные офицеры должны быть самыми культурными офицерами мира во всех отношениях, иначе нельзя победить врага. Вот я — советский офицер, да еще старший, и мне стыдно не знать основы военных знаний. Великий Суворов говорил: «Больше поту в ученье, меньше крови в бою». И это правильно, ибо сам испытал на себе».

Во время оккупации нашей деревни немцы сожгли родительский дом. Тяжело пришлось моему дедушке с детьми. Дядя, как мог, утешал отца: «Папа, хочу заверить вас, что те страдания, которые вы перенесли, да и еще перенесете, я врагу не прощу. Буду мстить за поруганную Родину, за страдания нашего народа, за вас и ваши переживания, за дом, за свои полученные три раны. И ни один гад из гитлеровской своры не уйдет от меня на поле боя…»

Он никогда не допускал мысли о том, что враг победит. Свято верив в скорую Победу, писал: «И тогда на свободной земле мы встретимся и выпьем за счастье нашего народа. И отдохнем от упорного боя и труда, а пока надо трудиться… и упорно трудиться. Где бы не находился, заверяю, что своего рода не опозорю.»

Погиб мой дядя в 1943 году: Так и не дождалась жена Поля своего Петеньку. Всю жизнь работала в колхозе дояркой, растила достойных сыновей. Но свою любовь больше не встретила. До самой смерти была верна Петру.

Такова история письма с фронта, пожелтевшего, затертого, но бережно хранимого как домашняя реликвия…

О. БРЕЖНЕВА. д. Красотыновка.

_________________________________________________________________________________

К 60-летию Великой Победы: наши земляки

ВОЕВАЛ И С НЕМЦАМИ, И С ЯПОНЦАМИ

Ивану Дееву исполнилось пятнадцать, когда морозным декабрьским вечером 1941 года в Дубовец вошли немцы. За два дня пребывания они успели принести немало горя жителям села. А через три года повзрослевшего Ваню призвали Отечество защищать. Он окончил специальные курсы, стал артиллеристом. И сразу же угодил в самое пекло сражений, которые шли на белорусской земле, а точнее, под Витебском. За проявленный героизм его наградили одной из самых почетных солдатских наград – медалью «За отвагу».

— Так я мужал, — рассказывает Иван Алексеевич, — учился бить врага. Мы гнали его на запад, и нас уже ничто не могло остановить.

Старый солдат вспоминает эпизоды боевых сражений, товарищей, це­ной своей жизни приближавших Победу. После успешной операции «Багратион» в Белоруссии бои шли уже за Прибалтику. За освобождение только одной Латвии погибло несколько сотен тысяч красноармейцев.

—  Я часто задумываюсь, — продолжает он, — почему у нынешних латвийских руководителей такая короткая память. Ведь что происходит в этой стране: вытесняют русских, преследуют ветеранов Великой Отечественной, восхваляют тех, кто воевал на стороне фашистской Германии.

Весной 1945 года Иван Деев в составе артиллерийского подразделения вступил на территорию Восточной Пруссии. Взятие Кенигсберга ветеран не может вычеркнуть из памяти. Ведь овладение этим городом составляло важную страницу завершения этапа войны в Европе.

— Фашистское командование, — говорит собеседник, — стремилось во что бы то ни стало остановить продвижение наших войск. Однако уже в течение первого дня боев мы блокировали  несколько фортов. Потом развили успех. Кенигсберг пал.

Потом часть, где служил И. А. Деев, срочно перебросили на Дальний Восток. После капитуляции Германии принимал участие в войне с милитаристской Японией. Имеет несколько орденов и много медалей. Гордится тем, что в его роду было немало защитников Отечества. Так, отец воевал с немцами еще в первую мировую, был награжден боевыми наградами.

Демобилизовался Иван Алексеевич лишь в 1951 году. Вернулся в свой родной Дубовец. Женился. Супруга родила ему двоих сыновей. Они живут в Москве со своими семьями. Часто навещают родителей, которые для них являются примером во всем.

Долгое время Иван Алексеевич вел переписку с бывшими однополчанами. Ездил с ними на встречу в Белоруссию. Последний раз это было в 1990 году. Показал фото, где запечатлен с друзьями. После распада Советского Союза общение; почти прекратилось. Ездить стало труднее, да и многих уже нет в живых.

В Дубовце хорошо знают ветерана. Тот, кто постарше, помнит, как многие годы их земляк работал механизатором, семнадцать лет возглавлял тракторную бригаду. В хозяйстве уважали этого замечательного человека, отважного воина, трудолюбивого земледельца. Не забывает его и молодежь. Когда был покрепче, часто приходил в местную школу, встречался с ребятами, рассказывал о том, какой ценой была добыта Великая Победа. И сейчас для учащихся он всегда самый желанный гость.

Дубовецкая земля взрастила много защитников Отечества. Среди них И. А. Деев. Здоровья вам, Иван Алексеевич, живите на радость детям, внукам, всем, кто вас знает.

М. МАЛИНИН, наш корр.

НА СНИМКЕ: И. А. Деев.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

Земляки

ЧЕРЕЗ СТЕПИ И ГОРЫ — К ПОБЕДЕ

Одна из последних страниц второй мировой войны относится к маньчжурской операции войск Забайкальского фронта. В военных действиях, развернувшихся на Дальнем Востоке, приняли участие советские солдаты, прошедшие через жерло Великой Отечественной. Среди них был и наш земляк — житель с. Дубовец Юрий Николаевич Бухтияров (на снимке).

ДЕНЬ, когда фашистские самолеты вероломно нарушили границы Советского Союза, Юрию, четырнадцатилетнему мальчишке, запомнился на всю жизнь. В памяти отпечаталась гроза, разразившаяся в тот день над селом. Рваные клочья неба, словно предчувствуя беду, громыхали и разили в стороны стрелами молний. Одна из них попала во двор Бухтияровых, лишив жизни сестру Анну. Телеграмма, посланная ее супругу, служившему в армии, сообщала о несчастье. Но молодого мужчину не отпустили домой — началась война…

Юрий Николаевич рос в многодетной семье, был самым младшим. Гордился отцом, Николаем Яковлевичем, воевавшим в первую мировую, старшим братом Антоном, погибшим во время конфликта с Финляндией. Так что парнишке было на кого равняться.

Когда Юрию исполнилось 17, пришел его черед служить и защищать родную землю. На дворе стояла осень, плаксивая, роняющая слезы матерей, провожавших детей на войну, и в то же время красочная и светлая как надежда на скорейшее окончание затянувшейся беды.

Попал Юрий на Урал, в пехотные войска. Но прошло полгода, и пришла радостная весть: над рейхстагом в Берлине развивается наш флаг. Но для Юрия Бухтиярова все только начиналось.

Их полк перебросили на восток. От станции Борзе в Читинской области, куда пришли эшелоны с советскими солдатами, шел Юрий в числе тысяч других служивых пешком… в Порт-Артур. Гавань, расположенная в западной оконечности Ляо­дунского полуострова, со всех сторон окруженная сопками, будто специально была создана для укрытия военных судов от противника. Япония расположилась на полуострове, и это не нравилось ни Китаю, ни России. Более 40 лет вели они споры, военные конфликты.

«Дни и ночи сменяли друг друга. Короткий привал и снова… в путь», — вспоминает Юрий Николаевич. — Несли с собой самое необходимое: шинель, противогаз, автомат, патроны, саперную лопатку, вещмешок. Шли пешком, чтобы прийти в Порт-Артур внезапно, застав японцев врасплох. Целое лето провели в пути. Воевать пришлось в очень трудных условиях пустынь и гор, в самое дождливое время на Хингане и в Маньчжурии».

Во второй половине августа прошли ливневые дожди, которые размесили и без того очень плохие дороги, сделав их практически непроходимыми. Наступление войск шло с полным напряжением физических сил и технических средств, но в очередной раз пехота показала исключитель­ную выносливость, терпение и напористость.

Японские войска капитулировали. Китайское население повсюду встречало бойцов Красной Армии с исключительным радушием.

Юрий Николаевич по сей день бережно хранит Благодарность Верховного Главнокомандующего. В обрамлении рисунков с изображением советских солдат, пустынь и гор, моря и кораблей надпись 64-летней давности: «Приказом Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина от 23 августа 1945 года № 372 за прорыв Маньчжуро-Чжанайнурского и Холун-Арманского укрепленных районов японцев, форсирование горного хребта Большой Хинган, преодоление безводных степей Монголии и освобождение Мань­чжурии всему личному составу нашей части, вам, принимавшему участие в боях с японцами на Дальнем Востоке, объявлена благодарность».

По окончании войны наш земляк остался на Дальнем Востоке нести срочную службу, а потом и сверхсрочную. В 1954 году вернулся домой в Дубовец. Женился на красавице Анне, с которой вместе рука об руку идут и поныне. Молодую супругу он забрал к себе в городок Цзинь-Чжоу при Порт-Артуре. Анна работала в столовой авиационной части, где служил Юрий.

В мае 1955 года советские войска покинули крепость. Юрий, и Анна вернулись в родное село.

Вырастили четверых детей, радуются внукам и правнукам. А годы войны не забывают. Частенько Юрий Николаевич вспоминает боевых товарищей и нелегкую службу.

А. ДЕМЧЕВА.

Фото автора.

_________________________________________________________________________________

Защитники земли русской

В ОКОПАХ СТАЛИНГРАДА

Слово «Сталинград» вошло в словарный фонд всех языков мира и с тех пор напоминает о битве, которая превзошла все вооруженные столкновения прошлых времен. В ходе тяжелых боев войска противника захватили исходные полиции для наступления на город и 13 сентября 1942 начали штурм. Улицы и площади превратились в арену кровопролитных сражений, которые уже не затихали до окончания битвы.

О подвиге советских воинов поведал членам группы «Поиск» И. С. Андреев, в прошлом учитель, участник Великой Отечественной войны, бывший старший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института министерства здравоохранения СССР.

С ИНТЕРЕСОМ слушали ребята его воспоминания о боевом пути 883 полка (командир — Максим Васильевич Настенко), входившего в легендарную армию маршала В. И. Чуйкова. В составе его воевал и еще один наш земляк — Иван Михайлович Андреев, преподаватель математики и директор Дубовецкой школы с 1943 по 1967 год.

— Я с Иваном Михайловичем был в одном подразделении, — рассказывает Иван Семенович. — Он был командиром роты 1-го стрелкового батальона, а я — военфельдшером, командиром санитарного взвода 3-го стрелкового батальона того же полка.

Мы защищали поселки Красный Октябрь и Баррикада. Фашистов видели очень близко. Наши позиции находились от немецких на расстоянии броска ручной гранаты. До нас даже долетали их крики из окопов: «Рус, скоро буль-буль у Волга!» С самолетов сбрасывали на города горы листовок. Захватчики призывали сдаваться в плен.

Особенно тяжелые бои шли в октябре. Именно в это время совершил свой героический подвиг рядовой 1-ой роты, которой командовал И. М. Андреев, Михаил Паникаха.

7 танков противника прорвались к переднему краю. К этому времени солдат израсходовал все свои гранаты. У него остались лишь две бутылки с горючей смесью. Вооружившись ими, Михаил пополз навстречу танку. Уже взмахнул бутылкой, чтобы поразить его, но ее разбила пуля. Вылившаяся жидкость мгновенно превратила человека в живой факел. Наверное, находившиеся в нескольких шагах товарищи помогли бы сорвать горящее обмундирование. Но он, поднявшись во весь рост, побежал вперед — у бойца была еще одна, последняя бутылка. На этот раз он не упустил возможности уничтожить врага.

Объятый огнем и дымом вместе с танком сгорел и М. Паникаха, ставший героем Сталинграда. В этот же день молва окрестила Михаила «сталинградским Данко». Его товарищи подожгли еще два вражеских танка. Остальные машины постепенно отошли назад. А наши воины продолжали удерживать свои позиции.

Вскоре Гитлер выступил с речью, в которой заявил: «Я хотел выйти к Волге… возле определенного города. Случилось так, что этот «город носит имя самого Сталина… Я хотел взять этот город. Не делая преувеличенного заявления, я могу сказать вам, что мы его захватили. Только небольшая часть пока еще не в наших руках». Гитлер поторопился. Город выстоял.

Зимой 1942 года началось наше грандиозное наступление под Сталинградом. На врага обрушилась лавина огня и металла. А через несколько дней закончилось окружение 330-тысячной группировки противника.

После Сталинградской битвы И. М. Андреев в результате ранения был демобилизован, а И. С. Андреев продолжил свой боевой путь. Участвовал в прорыве блокады Ленинграда, в освобождении Крыма, левобережной Украины, Чехословакии, где и закончил войну. Он оказал первую помощь более 2 тысячам бойцов и командиров. Более 240 из них он вынес с поля боя на собственных плечах. Закончил войну Иван Семено­вич в звании майора.

После завершения беседы ребята рассматривали боевые награды Ивана Семеновича. А их оказалось немало: ордена Красной Звезды и Отечественной войны I степени, 17 медалей.

Ученики выразили глубокую благодарность ветерану за рассказ и попросили чаще приходить в школу. Уверены, что именно такие встречи могут оказать огромное влияние на воспитание подрастающего поколения.

И. СТАРЧЕНКОВА, учитель Дубовецкой средней школы.

_________________________________________________________________________________

ИМЕНА НАВЕК ЗАПОМНИМ ИХ

Загляните в старые семейные альбомы, и вы прикоснетесь к истории своего рода, своей страны

• Передо мной фотография военной поры. На ней запечатлена молоденькая девушка-офицер. Лаконичная запись на обратной стороне: «Александра — лейтенант медицинской службы 148-й стрелковой дивизии, 1943 год».

На старом снимке просматриваются знакомые черты. Показываю фото знакомым. «Да это Александра Емельяновна Богатикова, — воскликнула одна из них, — только совсем юная. Она работала фельдшером в д. Красотыновка».

Захотелось узнать о девушке со старого фото побольше. Но оказалось, что Александра Емельяновна давно уехала из Красотыновки в г. Чехов к сыну. Но красотыновцы, богатоплотовцы, ольшанцы и щербачевцы помнят своего фельдшера.

В 1941 году Александре исполнилось 19 лет. Она только что закончила елецкую фельдшерскую школу и полу­чила назначение в Крутянский медпункт Елецкого района. Но поработать ей так и не удалось — началась война. Девушка ушла на фронт.

Лейтенант медслужбы перенесет все тяготы военных дней, испытает горечь отступлений и радость побед, переживет утрату лучшей подруги-односельчанки, с которой делила радости и печали на дорогах войны до ее гибели в 1943 году.

Александра пройдет дорогами войны от Ельца до Германии и спасет десятки солдатских жизней.

К мирной профессии она вернется в 1946 году. И до самого ухода на заслуженный отдых будет находиться на службе у людей, охранять их здоровье. К боевым наградам добавятся трудовые: медаль «За доблестный труд», знак «Отличник здравоохранения».

• Вот еще одна фотография военных лет. Ее бережно хранит моя супруга в семейном альбоме. На ней запечатлен ее родной дядя по материнской линии Иван Дедов.

Он ушел добровольцем на фронт совсем юным. Вначале были ускоренные курсы офицеров. И вот новоиспеченный лейтенант, подбородка которого еще не касалась бритва, командует взводом в одном из стрелковых батальонов. Его считали везунчиком, заговоренным, ибо на долгом пути от Воронежа до Германии отделывался только легкими ранениями.

От него родные получат весточку в канун Дня Победы. В письмо будет вложена фотография, которую Иван приклеил к красочной немецкой открытке. Что удивило родных, так это то, что Иван обрамил свой снимок темной траурной полосой. Может, идя на задание, он знал, что живым не вернется. Почти следом за письмом пришло извещение о его гибели.

Командир Красной Армии Иван Григорьевич Дедов покоится в братской могиле города Нейск. В начале восьмидесятых племянник, несший службу в группе советских войск в Германии, побывал на могиле дяди и положил горсть земли с малой родины.

• А вот таким в юности был братовщинец Иван Михайлович Сальков.

Свой первый бой с фашистами земляк принял за деревню Сташко, что на Орловщине. Пулеметный расчет, где он был первым номером, отбил две атаки фашистов, но в этом бою был ранен и отважный сержант. После выздоровления его направили на краткосрочные курсы по подготовке офицеров. На фронт Иван Сальков возвратится уже в звании младшего лейтенанта. В стрелковом полку он командовал разведвзводом. Однажды возвращавшаяся из-за линии фронта с ценными сведениями группа разведчиков нарвалась на фашистов и приняла неравный бой. Разведчики оторвались от погони и вынесли тяжело раненного командира. С боевыми товарищами Иван Сальков больше не встретится, его комиссуют из армии.

На своей малой родине он будет поднимать разрушенный войной колхоз «Красная Поляна».

В 1966 году полеводческая бригада колхоза «Советская Россия», которую возглавлял Иван Михайлович Сальков, за высокие показатели была представлена на Выставку достижений народного хозяйства. Он, как бригадир, тогда получил бронзовую медаль ВДНХ.

• В селе Войсковая Казинка и близлежащих к нему деревеньках чтят память о фельдшере Александре Андреевиче Вострикове. Он стоял на страже здоровья земляков до конца своих дней. Уже будучи на пенсии, ежедневно обходил все пять населенных пунктов Войсковоказинского сельсовета и лечил селян. Особенно опекал людей своего поколения, ибо не по наслышке знал, что досталось на их долю.

Александр Андреевич ушел на фронт добровольцем в 16 мальчишеских лет. Под городом Ливны будет сражаться с врагом в составе расчета пулемета «Максим». А затем по окончании курсов медработников он уже санинструктор в стрелковом батальоне. Много раз во время боев он не только оказывал помощь раненым, но с и автоматом в руках отбивал атаки врагов.

Уже в мирной жизни к боевым наградам добавятся трудовые, среди которых орден «Знак Почета».

Леонид ВОСТРИКОВ.

_________________________________________________________________________________

 «ИМЯ ТВОЕ НЕИЗВЕСТНО, НО ПОДВИГ ТВОЙ БЕССМЕРТЕН»

Вчера впервые в нашей стране отметили памятную дату — День неизвестного солдата, которая была установлена федеральным законом 4 ноября 2014 года. Учреждение этого дня отражает позицию государства и общества по отношению к подвигу солдата, погибшего за Отечество, который останется в памяти наших граждан, даже если имя его неизвестно.

В этот день в целях обеспечения преемственности военно-исторических и культурных традиций народов России, со­хранения памяти о героическом прошлом нашей Родины, патриотического воспитания молодежи на достойных примерах доблестного служения Отечеству в образовательных учреждениях нашего района прошли уроки Мужества, встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, конкурсы сочинений «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…», возложение цветов и венков к памятникам и мемориалам воинов.

На территории района в более чем 20 братских могилах покоятся, по одним сведениям, 1649 бойцов и командиров, по другим — 1740. А известны только 514 фамилий, хотя большинство умерло от ран в медсанбатах и госпиталях.

За околицей деревеньки Белый Конь Веселовского сельсовета в березовой лесопосадке стоит памятник советскому воину. На этом месте в первых числах декабря 1941 года фашистские захватчики расстреляли красноармейца. Все, что о нем известно, так это имя Василий, и что он из Ленинграда. Эти сведения о себе он передал женщинам деревеньки, когда его вели за околицу на расстрел. «Имя твое неизвестно, но подвиг твой бессмертен». Героев мы будем помнить всегда.

Леонид ПЕТРОВ.

Памятник неизвестному солдату Великой Отечественной войны за околицей деревни Красная Дубовецкого сельсовета. Фото из архива «СЗ».

_________________________________________________________________________________

К 60-летию Великой Победы: наши земляки

ЕМУ НА ВОЙНЕ ВЕЗЛО

Стремительно бегущие годы все дальше отодвигают суровое военное время. Зарастают могилы, уходят от нас живые участники этих событий. Притупилась горечь утрат и потерь, подзабылись военные дали. Вот и Василий Николаевич Ермилов на просьбу рассказать о войне, очень долго молчал. Видно, не хотелось даже в мыслях возвращаться в то страшное время.

РОДИЛСЯ в Красотыновке в большой семье. Была у него заветная мечта с детства — работать бухгалтером, как в то время говорили счетоводом. И добился своего. Семилетку закончил с отличием. Хорошо разбирался в ма­тематике. Поначалу в колхозе работал весовщиком, бригадиром, а затем, наконец-то, счетоводом. Но война нарушила планы.

В марте 1943 года его отправили на учебу в военно-пехотное училище в Москву, после окончания — на фронт. Попал он в батарею противотанковых пушек заряжающим. Забил снаряд в пушку и… прямой наводкой по врагу.

Всякое бывало на фронте, смерти боится каждый. «Лежишь в окопе, — вспоминает Василий Николаевич, — пролетит немецкий бомбардировщик, и несется бомба, кажется, прямо на тебя. Рот открываешь широко, чтобы легче взрыв перенести, если мимо пролетит, а глаза иногда от страха закрываешь. Вам не понять ту радость, когда снаряд упал не рядом с тобой. Все начинают шу­тить, смеяться, радоваться тому, что остались живы.»

Как-то с другом послали их в дивизию с важным пакетом. Если пойти в обход, где безопасно, то не менее 7 километров будет, а напрямую — и километра нет. Но опасно, это место простреливается. Ребята молодые, решили рискнуть. Облачились в белые масхалаты, ружья бинтами обернули и слились со снегом. Да зоркий немецкий снайпер их все-таки заметил. Товарища сразу наповал, а у того пакет. Василий зарылся в снег, замер. Да что ж в снегу лежать? Надо выполнять задание. Прорыл ход к товарищу, забрал пакет и, зарываясь в снег, пополз в напряжении, ожидая выстрела. Бог миловал! Добрался благополучно, а товарища только ночью забрали, чтобы похоронить.

А однажды был такой конфуз, который спас ему жизнь. Стояли они тогда в маленькой деревушке. Немцы их днем засекли, а ночью совершили артналет. Все врассыпную, кто куда. А Василий до того устал, что спит, не просыпаясь. Товарищи его потащили к окопу. Вокруг снаряды рвутся. Ребята, рассердившись, бросили посреди дороги, а сами в окопе спрятались. Именно туда снаряд и попал. Они все погибли, а Василий жив остался.

А вот когда героически штур­мовали Кенигсберг, не уберегся, ранило в ногу- Три месяца пролежал в Вильнюсе в госпитале. После болезни его оставили в штабе НКВД в Литве.

Награжден медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», ор­деном Отечественной войны II степени и другими.

Демобилизовался в 1946 году. Вернулся домой, в Красотыновку. Было ему тогда 22 года. Приступил к любимой бухгалтерской работе, на которой трудился всю жизнь. Женился на местной де­вушке, стали строить свою мирную жизнь. Вырастили троих замечательных дочерей, которые, выучившись, разъехались: одна живет в Ростове, другая — в Псковской области, старшая — в Долгоруково. Похоронив жену, четыре года жил Василий Нико­лаевич в деревне один. Сейчас его забрала старшая дочь.

— Нынешнее время я не приветствую, — говорит наш герой. — Сейчас время безвластия, когда человеческая жизнь ни для кого не представляет особой ценности. Что уж говорить о нас, стариках, если молодежь гибнет. Раньше и жить было проще, и люди были добрее, сердечнее, в любой момент помогали друг другу, если сочувствовали — так от души. Искренне хочется, чтобы молодежь не растеряла в такой неразберихе человеческие качества.

Всем этого хочется, Василий Николаевич! Будем верить, что все лучшее за ними. А вам же­лаем здоровья и спокойной старости.

Н. ПАСЬКО.

НА СНИМКЕ: В. Н. Ермилов.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

50 ДНЕЙ БОРЬБЫ РАДИ ЖИЗНИ

В самый расцвет молодости забирала Великая Отечественная парней. У таких, как Яков Иванович Копаев (на снимке), жизнь в 1940-ых шла по боевому сценарию. Статного, здорового, крепкого дубовчанина  Якова судьба поводила по просторам Родины. Воевал он на Первом Украинском фронте, отражал атаки врага на Курско-Орловской дуге, события которой изменили ход войны.

Курская битва, которая развернулась 66 лет назад в эти летние дни, по своему размаху, привлекаемым силам и средствам, напряженности стала одним из ключевых сражений Великой Отечественной. На защиту Родины грудью встал весь народ — от мала до велика. В том числе был и наш земляк Яков Копаев. 50 дней другой жизни — напряженной и ожесточенной борьбы за мир. Но конец еще не скоро.

Пришлось воевать солдату потом и совсем рядом с отчим домом, занимая оборону в Дубовце.

Непросто выстоять духом молодому парню, когда мимо ушей свистят шальные пули и рядом разрываются бомбы. Но его ждала Настасья, верная супруга, посылала весточки из дома.

Пришел солдат с войны. На груди — орден Красной Звезды за форсирование реки Днепр, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги», а в душе — честь, совесть и доблесть славного героя Отечества.

Фото А. ДЕМЧЕВОЙ.

_________________________________________________________________________________

Земляки

«ВОИНА ЛОМАЛА НАШИ СУДЬБЫ, НО ТАК СЛОМАТЬ ИХ НЕ СМОГЛА…»

В самый расцвет молодости забирала Великая Отечественная война парней и девчат. Брошенные в кровавое пекло, они познавали жизнь не по росистым утренним зорям, а по багряным закатам и тревожным туманным восходам.

ТИХО-мирно текла жизнь в деревне: огороды, сенокосы — обычный крестьянский труд. С утра до вечера работала молодежь на колхозных по­лях. А вечерами, словно и не было трудового дня, собирались на гулянья. Любили в те славные времена ходить на матаню: если зима вьюжная, веселились в хате всю ночь, а под летним солнцем шумные компании собирались на душистых лугах. Гармонь заливалась, девчонки плясали. Тогда и приглянулась трактористу Якову Копаеву Настасья. Очаровала его девушка, словно и не знал ранее своей соседки. В пору бы жениться, да только ворвалась в жизнь молодых война, вырвала несколько золотых лет.

В студеную зиму 1941-го семью Копаевых эвакуировали в Лебедянский район. Спустя год на имя дубовчанина пришла повестка. Слезы материнские, грустный взгляд девчат, дружеское крепкое мужское объятие — и в путь-дорогу.

Таких же парней, по сути мальчишек, как и Яков, повезли в г. Липецк. Целый месяц голодали солдаты: выдавали им по три сухаря в сутки и стакан гороха. Каждый день как последний.

Жизнь покатилась по боевому сценарию, как только забрали на фронт. Приехал командир набирать ребят в часть, попал туда и Яков — статный, здоровый, крепкий парень.

Шли военными тропами солдаты: Елец-Чернава-Ливны. В Ливнах оказался Яков на передовой. Воевал совсем рядом с домом, тосковал по родной земле, а вскоре довелось занимать оборону в Дубовце. По сей день помнит Яков Иванович, как пришел в тот день в село. Лето было, природа буйно цвела, на по­лях золотом наливалось зерно. И словно нет войны — благодать кругом и красота. Мысли возвращались в детство, когда босоногим мальчишкой бегал среди белоснежных ромашек, вспомнил юность, когда с друзьями встречали рассветы у потухшего костра.

Только хрупкость родного уголка теперь была под угрозой, и за легким шелестом берез поджидала автоматная очередь. Вот и встал сын Рос­сии грудью за любимые места — Давыдовку, Прохоровку, Дубовец.

Потаскала судьба Якова Ивановича по просторам Родины. Воевал он на Первом Украинском фронте, отражал атаки врага на Курско-Орловской дуге, события которой изменили ход Великой Отече­ственной. Под Чернобылем догнала шальная немецкая пуля бравого защитника Отечества и ранила в руку. Пол­года тогда пролежал Яков в калужском госпитале.

Непросто выстоять духом молодому парню, когда рядом разрываются бомбы, мимо ушей пули свистят, и жизнь висит на волоске. Но была од­на душа, которая болела за Якова, тосковала и ждала. То была Настасья. Часто посылала девушка другу весточку из дома. Присядет Яков на пригорок, в руках дрожит лист бумаги с неровным почерком и веет от него заботой и любовью. И на сердце становится теплее.

Знал парень, что нелегко не только солдатам на фронте, но и матерям, и женам в тылу. Анастасия, как и многие женщины, своими хрупкими руками рыла окопы во имя Победы.

Вспоминала Анастасия Митрофановна, как однажды собрали девчонок на работу в Елец, а когда уже пора было возвращаться домой, разбомбили враги поезд. Пришлось под покровом ночи пешком добираться до Дубовца.

Случилось ей однажды ехать в гости к родной тетке. Оказалась в тех краях, где долгожданный друг Яков служил. Не удержалась, заехала проведать, ведь чувства к этому парню уже и скрывать нельзя было.

В конвойных войсках Яков служил до 1948 года. В памяти обрывками остались воспоминания о грозных 40-ых, как конвоировали русские солдаты 17 тысяч немцев. Согнаны они были тогда в поль­скую крепость. Спустя месяцы отправили пленных в Москву, где в пути и застала радостная весть о Победе. Война закончилась, но раны, нанесенные ею, были еще свежи.

Положение пленных было не сравнимо с положением русских охран-уников. Как рассказывал Яков Иванович, все условия для жизни немцев были созданы в лагерях. У каждого батальона имелись свой командир, повар, врач, на машине ездили за продуктами. «Немцы питались гораздо лучше, чем мы, — делится воспоминаниями ветеран. — Вот чудно».

Работали много и аккуратно. Но не жилось врагам в плену. Не один раз приходилось Якову возвращать беглых немцев в лагерь.

В 1948 году Якова Ивановича комиссовали по инвалидности. Вернулся в Дубовец, где ждала любимая жена (находясь в отпуске в 1946 году, они с Анастасией поженились).

Пришел домой солдат. Ждала его родная земля и дождалась. На груди — орден Красной Звезды за форсирование реки Днепр, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги», а в душе — честь, совесть и доблесть славного героя войны.

А. ШВАРЕВА.

НА СНИМКЕ: чета Копаевых вспоминает былые годы.

Фото автора.

_________________________________________________________________________________