Публикации за 2020 год

К 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Акция «СЗ»: «За всё тебя, солдат, благодарим!» Задушевный привет с фронта

Житель с. Долгоруково Александр Агеенко, постоянный читатель «районки», в одном из номеров «СЗ» увидел нашу новую рубрику и решил поведать историю своей семьи. В редакцию он пришёл вместе со своим другом Александром Картавых.

— Мой дядя по материнской линии, Сергей Иванович Гуляев, до войны жил в д. Грибоедово, работал учителем, — рассказывает Александр Михайлович. — В 1941 году был призван на фронт, где, помимо боевых будней, учился на офицера, обучал курсантов. О этом свидетельствуют его письма в отчий дом. Однако в родную деревеньку вернуться ему было не суждено, дядя погиб…

Одно из его последних писем, которое получили близкие в 1942 году, чудом сохранилось до наших дней.

Вот о чём он пишет в нём своей маме Варваре, братьям, сёстрам:

«Здравствуй, моя дорогая мама! Шлю я тебе пламенный, задушевный привет с пожеланием на много лет здоровья и лучшей жизни. Посылаю также горячий привет своим горячо любимым братьям Васе, Шуре, Мише, Толику, а также сёстрам Клавдии и Марусе, и пожелаю вам, молодые орлы, всяких успехов в вашей кипучей, молодой жизни. Передайте от меня привет бабушке Агриппине со снохой, а также всем родным и знакомым.

Дорогая мамаша! Прежде всего сообщаю тебе, что я в настоящее время жив и здоров, и, более того, чувствую себя великолепно. Письмо ваше от 9 августа получил 29 августа и за что остался вам очень благодарен. Ещё ни разу я не получал от вас такого подробного по содержанию письма и, прочитав его, я как будто почувствовал в себе ещё больше силы и поклялся себе отомстить немецким гадам за вашу нарушенную спокойную жизнь, а также и за свою. Через короткое время я буду там, где, безусловно, представится возможность отомстить за слёзы матерей, за раны, за жизни и разрушенные города и церкви…

У меня имеется только два пути: или погибнуть в борьбе с врагом, или вернуться домой с победой. Других путей сейчас нет, да и быть не может.

Дорогая мама! Возможно, я пишу слишком волнующе для тебя, но я не могу не написать этого – я уже был 10 месяцев на фронте – многое увидел и многое испытал. Я видел врагов своих в лицо и встречался с ними в разных условиях, и тем более, сейчас я ещё более уверен в своих силах, знаниях и в своём сердце. Пусть я молод и мало жил, но я знаю, что для того, чтобы добыть себе жизнь, нужно в настоящий момент уничтожить врага, и мы его уничтожим, будьте уверены!

Дорогая мама! Я прошу вас не беспокоиться обо мне, будь всё время спокойной и готовой перенести все… О себе я могу сказать, что мы находимся, как я уже писал вам, в лагере, в непосредственной близости от фронта. Учиться осталось очень мало, возможно, что сегодня или завтра могут направить командовать в действующую армию, а может быть, пробудем ещё с месяц и более.

Насчёт учёбы могу сказать, что учусь так, как учился дома, ты ведь знаешь мои способности. Одновременно работаю заместителем политрука роты и командиром отделения курсантов. Чувствую себя вполне подготовленным для будущей командирской работы. Получаю письма от Николая Шувалова из Сестрорецка, говорит, что готов так же бить немца. С Егором Кожуховым я сейчас не вижусь лично, но письма от него получаю. По окончании курсов думаю заехать к нему в Ленинград. Он пишет мне, что из дома письма получил и очень был рад.

Дорогая мамаша! Если предоставляется возможность, то пусть ребята учатся, пока не ушло время, что касается меня, то я думаю учиться до тех пор, пока буду жив, и после войны обязательно останусь в армии, конечно, приеду обязательно домой, к вам в гости.

Считаю своим долгом принести мою благодарность Марии Сергеевне за отлично написанное мне письмо. Прошу передать ей горячий воинский привет! Мама! Обращайтесь к ней, я думаю, что она не откажет в твоей просьбе написать мне письмо.

На этом заканчиваю своё письмо.

Пишите побыстрее ответ. Описывайте всё.

А пока, до свидания. Остаюсь в мыслях с вами, хотя и находимся вдалеке. Ваш сын и брат Серёжа Гуляев.

30.08.1942 г.»

(Печать: «Проверено военной цензурой, г. Ленинград).

— Героем был и отец дяди, мой дедушка Иван Александрович Гуляев, погибший под Сталинградом в 1943 г.

Эту священную память я обязательно буду беречь и сохраню для потомков. Гордость берёт за то, какими мужественными и сильными были наши родные — участники Великой Отечественной войны, — сказал с гордостью Александр Агеенко.

_________________________________________________________________________________

«Он слышал вражескую речь близ русских деревень»

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» В 16 лет ушёл защищать Родину от немецко-фашистских захватчиков Александр Востриков из д. Русская Казинка

Прошло 25 лет с того дня, как не стало участника Великой Отечественной войны, сельского фельдшера из д. Русская Казинка Александра Андреевича Вострикова, а жители пяти деревень Войсковоказинского сельсовета чтят память о нем.

На его похороны, помнится, пришли и стар, и млад. И какой-то заезжий шофер, пропуская растянувшийся на сотню метров поток людей, на вопрос, кого провожают в последний путь, услышал: «Хорошего, настоящего человека».

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, Александр Андреевич до конца своего часа служил людям, был одним из самых уважаемых в поселении человеком. Добрый, открытый и очень требовательный к себе. Скольким землякам сельский фельдшер спас жизнь, сколько малышей послевоенного поколения приняли его умелые, ласковые руки!

Боготворили его и в нашей семье. Ведь благодаря Александру Андреевичу я не стал в 13 лет сиротой. Это он в осеннюю октябрьскую ночь отвез моего 35-летнего отца в хирургическое отделение Елецкой городской больницы (ныне им. Семашко) к своему, хорошо знакомому по военному лихолетью, хирургу. Бывший военврач, вернувший к жизни сотни бойцов, спас и моего родного человека. Да разве это единичный пример?!

Не сосчитать, сколько раз тревожный, настойчивый стук в окошко поднимал фельдшера среди ночи. И в любую погоду, в любое время суток, даже если находился в отпуске, он срывался с постели и спешил на помощь землякам.

Надо признать, что сельских медиков и тогда, да и сейчас тоже, не очень-то баловали правительственными наградами. А у Александра Андреевича к его боевым прибавилась еще одна – орден «Знак Почета», за хорошие дела на мирном поприще.

МНЕ и моим коллегам по перу не раз приходилось брать интервью у сельского медика. Словоохотливый, не лишенный чувства юмора, он рассказывал об односельчанах, детях, но становился скупым на слова, когда вопросы касались его военной службы. Да, ушел на фронт добровольцем вслед за старшей сестрой Ниной, приписав себе лишний годик. С 1942 по 1945 гг. — пулеметчик станкового «Максима», вначале — второй номер расчета, затем — первый. И, завершая разговор, добавлял: «Война – это горе, боль, кровь и тяжелый труд».

А вот своей любимице, пытливой дочке Римме, в отдельные моменты рассказывал о том, что ему пришлось пережить в военное лихолетье. Девочка, как губка, впитывала рассказы родного человека. И сегодня уже она, Римма Александровна, повествует о юности своего папы, пришедшейся на великую годину:

«Действительно, он не любил вспоминать о той страшной беде, обрушившейся на нашу Отчизну. Но так уж устроено сознание человека, что рад бы вычеркнуть, забыть все страшное, что произошло в жизни, да не вычеркивается, не забывается. Иногда на него «накатывала» боль, и, уступая моим просьбам, он делился воспоминаниями.

В декабре 1941 года, сразу после изгнания фашистов с территории Долгоруковского района, папа пришёл в Чернавский райвоенкомат с просьбой направить его добровольцем на фронт.

— Сколько же тебе лет, парнишка? Уж больно ты, вижу, юн, — скептически заметил военком.

— Да уж 18-й годок идет, — не моргнув глазом, соврал доброволец. И добавил: «Не возьмете – сам сбегу».

— Через пару месяцев приходи, решим, что с тобой делать, — подытожил разговор начальник.

И сдержал слово. Уже ранней весной 1942 года после недолгой подготовки военному делу юный ратник из деревни Русская Казинка в колонне таких же, как и сам, безусых парней уходил в лихой круговорот войны. А до нее добираться далеко не надо было. Она бушевала совсем рядом, в трех десятках верст от родного дома, за городом Ливны. Их взвод из 35 красноармейцев, ещё не дойдя до линии фронта, понес первые потери, попав под жестокую бомбежку. Под Орлом шли ожесточенные бои. Их стрелковый полк держал оборону, не позволяя немцам «оседлать» железную дорогу, по которой на передовую доставлялись боеприпасы, техника и другое военное снаряжение. Папа здесь получил первое ранение в руку. К счастью, оно было легким. И уже через неделю он занял свое место в боевом расчете.

Весь 1942 год был очень тяжелым для нашей Родины, для ее защитников. На одних участках растянувшегося от моря до моря фронта наши войска отвоевывали крохи родной земли, на другом — оставляли врагу города и села.

НАСТУПАТЕЛЬНАЯ операция советских войск под Харьковым обернулась поражением и отступлением до самого Сталинграда. А отец в это время сражался в самом сердце России. Не исключалось, что фашисты попытаются вновь начать наступление на Москву. Шли жесточайшие бои под Ржевом, от которого немцам до столицы был самый короткий путь. Второй раз коснулся вражеский металл тела молодого солдата, теперь уже ноги. Снова медсанбат, а после излечения — те же дороги войны.

В конце 1942 года под городом Великие Луки зацепило в правое плечо, контузило. Засыпанного землей, без признаков жизни, его откопали товарищи и положили рядом с убитыми. Санинструктор уловил в окровавленном бойце еле приметные признаки жизни – легкое дыхание. Поначалу парень не видел, не слышал, не говорил, но душа не желала покидать молодое тело. Двухмесячные мытарства по госпиталям… И военврачи все же поставили солдата на ноги. Из госпиталя его направили в московское пехотное командное училище в Лефортово. Там папа встретил своего земляка, ельчанина Михаила Большакова, с которым очень сдружились.

Шло лето 1943 года. В центре России, на Орловской, Курской, Белгородской территории, захватчики планировали взять реванш за Сталинград. Поэтому курсанты прошли ускоренное трехмесячное обучение. И уже в июне 1943 года 18-летний Александр Востриков вновь на фронте. Грамотный, обладающий организаторскими способностями, с фронтовым опытом, он был избран комсоргом батальона.

И снова — бои. А рядом постоянно друг, весельчак-балагур Мишка, с затаенной болью в душе и глазах. Все потому, что не знал тот ничего о судьбе своих родных, оставшихся в Ельце — бабушке, маме, двух сестрах и совсем маленьком братишке. На свои письма не получал ответа.

ПОСЛЕ разгрома фашистов на Орловско-Курской дуге пошли друзья только вперед через сожженные русские города и села, через истерзанную захватчиками Белоруссию на запад, туда, откуда пришла к нам война.

Отец рассказывал о случае, произошедшем с его подразделением на польской земле. Семнадцать бойцов их пулеметного взвода выбили немцев из небольшого хутора, стоявшего на краю леса. В одном из сараев обнаружили стариков-супругов и двух детей трех и семи лет, истощенных, доведенных голодом чуть ли не до состояния скелетов. В своих вещмешках нашли бойцы кто ржаной сухарь, кто кусок сахара, соорудили «тюрю», всех накормили. Один из мужчин вспомнил, что на подступах к хутору видел взрытый кабанами участок картофеля. Отец снарядил трех солдат на это поле. И где-то через час те принесли мешок клубней и подстреленного небольшого кабанчика. А следом за ними из леса вышла с вязанкой хвороста молодая полячка и упала в обморок от голода и страха.

При расставании, благословляя солдатиков, старая женщина подарила отцу небольшую, из толстого стекла, вазочку. И что вы думаете, в одном из боев она спасла ему жизнь. Пуля попала не в тело, а в этот сувенир, разбив его и отрикошетив, зацепила только ухо.

НОВЫЙ 1945 год папа с товарищами встретил на севере Польши. Теперь уже немцы, как наши красноармейцы в 1941 году, попадали в «котлы» и с яростью обреченных старались выбраться из них. Стрелковый батальон оказался на пути одной из прорывающихся группировок врага.

Друг папы Мишка вместе с отделением бойцов находился в охранении. Они первыми заметили фашистов и предупредили своих.

Бой был жутким. Пулеметы раскалились до такой степени, что их заклинивало. Нет, не кричали, они орали от боли, от злости, от обиды, что на исходе войны приходится умирать.

К рассвету от батальона мало что осталось, но и поле перед его позициями было сплошь устлано трупами врагов, так и не сумевших прорваться к своим.

А друг Мишка умер на руках у папы. Спустя несколько дней пришел ответ на очередной запрос о его семье. В нем было всего несколько строк. В дом Большаковых на «съезжей горе» угодила бомба при налете вражеской авиации еще в 1942 году, судьба семьи неизвестна.

Победу Александр Андреевич с однополчанами встретил, находясь на немецком острове Рюген. На малую родину вернулся только летом 1948 года.

Дорога обратно прошла опять через Польшу и Белоруссию, еще не залечивших раны войны. Затем была учеба на медика и долгая, до самой кончины, служба людям.

Природа возмещала потери, нанесенные роковыми сороковыми. Ребятишки в семьях появлялись, как из рога изобилия. А больница — в десятке верст. Женщины рожали прямо на фермах, в поле, в телеге, дома. Так что большинство малышей первого послевоенного поколения принял на свои руки мой папа.

Награды за ратные дела и мирный труд он не считал чем-то особенным. «Я делал и на войне, и в мирной жизни то, что должен делать уважающий людей и себя человек», — говорил он всегда. А когда мучили старые раны, приговаривал: «Ты старый солдат, ты медик – должен терпеть». А нам, своим детям, давал наказ: все можно перетерпеть, понять, простить, только бы не было войны».

Леонид ВОСТРИКОВ

с. Долгоруково

_________________________________________________________________________________

Ушли на фронт добровольцами

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» В 1943 году с промежутком в один месяц солдатка получила «похоронки» на сына и мужа. Но один из них спустя два года «воскрес из мертвых»

Моя землячка из деревни Русская Казинка Елена Михайловна Вострикова, опекаемая большой родней, покинула наш бренный мир в возрасте 102 лет. Она дала жизнь шестерым детям, а те, в свою очередь, одарили ее многочисленными внуками.

СУДЬБА не баловала женщину, было в ней больше трудностей и невзгод, чем счастливых периодов. Такая уж доля выпала на поколение нашей героини. Самыми горькими же были для нее роковые сороковые. Проводила на войну вначале супруга Кузьму Прохоровича, а затем и старшего 17-летнего сына Ивана.

Муж — волостной секретарь, коммунист, имел бронь. Но в трудный для Родины период ушел добровольцем на фронт. Провожающей жене с младшенькой дочкой Шурочкой на руках сказал: «Ты, Елька, не горюй, если меня убьют, и за будущее детей не тревожься. Советская власть поможет тебе их на ноги поставить».

Муж защищал г. Ленинград и присылал с фронта короткие утешительные письма.

Следом за отцом также добровольцем ушел защищать Родину сын Иван. По тому, как быстро на ее письма приходили от него ответы, мать догадывалась, что воюет где-то недалеко от родных мест. Отгремели раскаты артиллерийской канонады, и отпылала зарницами битва на Орловско-Курской дуге. Казинцы уже без оглядки на небо стали выходить на полевые работы, ибо линия фронта откатилась на сотни километров.

ИВАН сообщил в последнем письме, что враг отступает, и они не дают ему передыху. А потом письма от него перестали приходить. В начале осени 1943 года почтальонка вручила Елене Михайловне серый казенный конверт и поторопилась уйти, ибо знала на горьком опыте, что в нем находится. Понимала это и солдатка. «На кого «похоронка» — на мужа или сына?» — только и задумалась.

Конверт вскрыла старшая дочь Ольга. «Ваш сын, красноармеец 51-й гвардейской дивизии Иван Кузьмич Востриков, пал смертью храбрых за нашу социалистическую Родину 3 сентября 1943 года», — прочитала.

Поплыло все перед глазами. Как же так, такой ловкий, шустрый не уберегся от пули?!

Не успели просохнуть слезы по сыну, как через месяц почтальонка принесла еще одну черную весть – извещение о гибели мужа.

Видимо, очень уважаем среди односельчан был ее Кузьма Прохорович. В извещении о смерти рассказывались подробности его гибели. Автоколонна, где он был старшим, подвозившая к передовой боеприпасы, попала под бомбежку. Крупный осколок угодил в бок. Рана оказалась смертельной. До медсанбата его живым не довезли. Случилось это 8 октября 1943 года. В извещении было указано и место захоронения – деревня Теремец Гудовского района Ленинградской области.

ВДОВА, как все деревенские женщины, жила в заботах о хлебе насущном не столько для себя, сколько для тех, кто сражался с врагом на фронтах Великой войны. Младшие дети были под приглядом старшей Ольги. Но и та скоро уехала. Сильные молодые руки нужны были для восстановления народного хозяйства. Девушка оказалась в столице и помогала матери долгое время всем, чем только можно: ситчиком, обувкой, продовольственными товарами. В столице и тогда жилось сытнее, чем в деревне.

— Мы меньше вспоминаем папу, чем брата Ивана, — рассказывает о том военном времени одна из дочерей солдата Великой Отечественной Любовь Кузьминична Логачева. – Отца редко видели, ибо человек он был занятой, много времени проводил на работе. А братишка, как старший из детей, опекал нас, младших. Поэтому с потерей его мы не смирились, не верили в его гибель. Мать тоже надеялась на чудо. И оно произошло. В мае 1945 года вечером на огонек заглянул тогдашний председатель колхоза Егор Филатов: «Михайловна, я к тебе, кажется, добрые вести принес от сына Ивана. Что ты будешь делать, если вдруг окажется, что он «воскрес из мертвых»?» И колхозный голова вручил хозяйке конверт. Мать сразу узнала почерк сына, обратный адрес – полевая почта с определенным номером.

Торопливо вскрыла конверт, прочитала первые строчки: «Здравствуй, мама и все мои дорогие. Я живой…» Дальше читать не смогла, строчки сливались от нахлынувших слез. Выяснилось, что Иван не погиб, а раненым попал в плен. Прошел все круги ада в концлагере, был освобожден и после проверки служил в одной из воинских частей в Германии.

Переписка продолжалась недолго. От сына долгое время не было вестей. И мать написала командиру части. Ответ не заставил себя долго ждать. Он гласил, что рядовой И. К. Востриков осужден военным трибуналом по 58-й статье на 10 лет без права переписки и отправлен отбывать наказание в места заключения на территории РСФСР.

Каким-то чудом сын подал из далекой Сибири весточку родным. Мать собрала посылочку и отправила по указанному адресу. Но она вернулась назад с припиской, что осужденным по 58-й статье передачи, посылки и письма не полагаются.

РОДНЫЕ увидели и обняли своего Ивана только после смерти И. В. Сталина. Его, как и очень многих осужденных по данной пресловутой статье, реабилитировали, вернули награды и отпустили домой. Он, по возвращении, до полуночи рассказывал о пережитом за годы своего отсутствия, о том, как попал в плен, что перенес вначале в немецких концлагерях, а потом в сталинских.

Есть у военных такой термин, как «разведка боем». Цель ее — выявление сил и огневых точек противника. Где-то под Харьковом для ее достижения командование пожертвовало целой полнокровной стрелковой ротой, в составе которой был и разведчик, рядовой Иван Востриков. Задачу рота выполнила, но очень дорогой ценой. В живых остались всего шесть бойцов, раненых, истративших весь свой боезапас. В их числе оказался и Иван. А затем — концлагерь, принудительная работа, долгожданное освобождение.

По возвращении на малую родину он влился в колхозную плотницкую бригаду, принимал активное участие в становлении, укреплении колхоза имени Кирова. Концлагеря не сломали его, Иван Кузьмич был уважаем земляками за добросовестность, трудолюбие, за стремление оказать людям помощь.

НАДО сказать, что все дети и внуки Кузьмы Вострикова стали, как их отец и дед, настоящими трудоголиками, патриотами своего края. Иван считался одним из лучших плотников в округе, второй сын, Николай, – передовым механизатором, Владимир – хорошим мелиоратором. Под стать братьям — и сестры. Ольга, Любовь и Шура – великие труженицы, так много сделавшие за свою жизнь для процветания страны. Род солдата, отдавшего за Отчизну жизнь, продолжает его дело.

Леонид ВОСТРИКОВ

с. Долгоруково

_________________________________________________________________________________

Этой доблести Россия не забудет никогда

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» Письмо моему дедушке Василию Ивановичу Дедяеву

Здравствуй, дорогой дедушка! Скоро наша страна, которую ты защищал, будет праздновать 75-летие Победы над фашистской Германией. Ты не услышишь поздравлений, залпов  салюта Победы… Потому что тебя нет, тебя унесли военные раны…

Мы никогда не видели друг друга, но я много знаю о тебе из рассказов бабушки. Девятнадцатилетним парнем в 1942 году ты начал свой боевой путь. Воевал на Западном, Сталинградском фронтах в составе 3-го дивизиона 24-й гвардейской механизированной бригады. В бою под городом Сталинградом ты, дедушка, был тяжело ранен. После длительного лечения возвратился домой инвалидом. За мужество, храбрость и смелость красноармеец, разведчик Василий Дедяев награжден медалями «За отвагу», «За Победу над Германией».

Я горжусь тобой, дедушка! Иногда мысленно представляю, как идешь в разведку, добываешь ценные сведения, берешь в плен «языка»… Думается, что ты был не только смелым и отважным, но еще и надежным. Ведь не зря же в народе говорят: «Хочешь узнать друга — возьми его с собой в разведку».

Полынью пропахло женское счастье моей бабушки Варвары Дмитриевны. Друг за другом появились на свет четыре дочки и три сына… Однако недолго жить тебе, дедушка, отмерила война. Горек хлеб матери семерых детей.

Это о них, вдовах, пронзительное стихотворение «Отцу» поэта Юрия Кузнецова:

Что на могиле мне твоей сказать?

Что не имел ты права умирать?

Оставил нас одних на целом свете.

Взгляни на мать — она сплошной рубец.

Такая рана — видит даже ветер!

На эту боль нет старости, отец.

Мой папа — твой младший сын, а меня назвали в честь бабушки Варварой. В семье нас шестеро, старшего брата нарекли Василием, он сейчас отдает воинский долг Родине.

Я постоянно читаю книги о Великой Отечественной войне, всегда принимаю участие в конкурсе чтецов «Салют, Победа!». Однако мне, да и не только мне, но и всем нам, жителям XXI века, так не хватает ваших рассказов о тех испытаниях, которые выпали на вашу долю… Чтобы мы знали, чтобы помнили, «какою ценой завоевано счастье».

Хочу тебе рассказать об увековечивании памяти о Великой Отечественной войне в твоем родном селе. Учителем истории Дмитрием Мышевым в школе создан музей, который получил статус «Школьный краеведческий». Здесь собран большой материал о вас, фронтовиках. В центре села сооружен обелиск Славы, на котором выбиты имена ломовчан, погибших в годы великой битвы с фашистской чумой. К 70-летию Победы наш земляк, директор ООО «Спецэлектросервис» г. Воронежа В. Свечников, в соавторстве с Д. Мышевым, Н. Дерюгиной, В. Свечниковой, П. Мышевым издал книгу Памяти «Мы помним вас — защитники Отечества…». Это бесценный труд. В предисловии Владимир Николаевич обращается к землякам с призывом: «Читайте имена своих родных и близких, вошедших в историю как символ мужества, стойкости, самоотверженности, вернувшихся домой с Победой и павших на полях сражений».

Раскрываю книгу. 328 листов… Мелькают имена, фамилии, даты, копии наградных листов… Целая летопись 1418 страшных дней и ночей. С 60-й страницы прямо в мое сердце смотрят дорогие внимательные глаза. Здесь помещен и рассказ о твоем боевом пути, дедушка.

А еще я хотела бы рассказать о том, что вот уже несколько лет подряд в России и в странах дальнего и ближнего зарубежья в День Победы проходит шествие Бессмертного полка. Нас теперь уже миллионы в разных городах и странах! Среди них и я — Варвара Дедяева, ученица 8 класса Верхнеломовецкой средней школы. В моих руках твой портрет, дедушка!

Это не только Память, но и вызов всем черным силам, которые пытаются отнять у нас Знамя Победы!

Низкий поклон тебе, дедушка, и всем вам, отстоявшим мир на земле!

Твоя внучка Варвара ДЕДЯЕВА

Фото из личного архива семьи Дедяевых

_________________________________________________________________________________

От Сталинграда до Берлина прошел дорогами войны

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» Уроженец деревни Русская Казинка, красноармеец Матвей Ломакин был четырежды ранен на фронте, из них два раза тяжело

Матвей Григорьевич Ломакин вернулся с фронта к жене и детям героем. Он был награжден боевой наградой – орденом Красной Звезды.

Сохранился приказ о награждении рядового 152-го гвардейского полка Матвея Григорьевича Ломакина очередной боевой наградой – орденом Красной Звезды. Совершённый им подвиг датирован 29 апреля 1945 года.

ДО победного майского дня оставалось всего ничего – меньше двух месяцев. Бои велись на территории Германии, фашисты сражались с яростью обречённых за каждый населённый пункт, улицу, дом. Они не только оборонялись, но и контратаковали.

В одном из боев в районе высоты 70.1, что в пяти километрах восточнее населённого пункта Мюккендорф Брянденбургской провинции, рядовой Ломакин из своего личного оружия уничтожил семь эсэсовцев, захватил пулемёт и обратил его в сторону врага, тем самым обеспечил товарищам свободный обход немцев с левого фланга. Только в этом бою взвод, в составе которого находился красноармеец М. Г. Ломакин, взял в плен 47 солдат противника.

Скудные строки приказа… Они не передают ожесточённости боёв последних дней долгой войны и её тяжёлых дорог на пути к Победе нашего земляка. Мы знаем о нём не так уж и много из уст немногих, ещё здравствующих его односельчан и младшего сына Василия.

По словам 90-летней Лидии Ивановны Мельниковой, Матвей Ломакин из многочисленного рода. У его деда имелось крепкое хозяйство, за что и попал под раскулачивание. Потомков ждала нелёгкая доля, останься они в родной деревне. Подался из неё на Донбасс и Матвей, где возводили один из индустриальных центров молодой советской республики.

Там в Чистяковском районе Сталинской области Украинской ССР и стал строить свою жизнь с женой Фёклой. Дети посыпались, как из рога изобилия: в 1931-м родилась Лида, в 1933-м – Мария, в 1936-м – Нина, а спустя два года на свет появился долгожданный сын Иван.

БЕДА ворвалась в семью, как и в миллионы других, воскресным июньским днём 1941 года. Если судить по учётной карточке красноармейца М. Г. Ломакина, то Чистяковским РВК он был призван на фронт 22.06.1941 года в возрасте 36 лет. Уходил в неизвестность, скорее всего, с тревогой за судьбу своей большой семьи.

Прощаясь с женой, посоветовал пробираться в родные места на Орловщину. «Там свои люди, – сказал Фёкле, – какая-никакая родня. Продержитесь, пока врага не разобьём».

Когда спешно стали эвакуиро- вать заводы, и на восток потянулись беженцы, влилась в людской поток и Фёкла Архиповна с детьми. Много ли из нажитого с собой унесёшь, когда на руках трёхлетний малыш, а за юбку цепляются ещё восьмилетняя Маша с пятилетней Ниночкой. Помощницей в дороге была старшая Лидочка, ей к тому времени десятый годок миновал.

ДОШЛИ до Русской Казинки без потерь, обжили пустую хату, пережили временную оккупацию.

От мужа приходили редкие письма-треугольники. В них всего-то несколько слов – поклоны родным и близким, да и о себе немного: мол, жив, бью фашистов. Как же ждали в семье эти треугольники! Фёкла зачитывала их детям на ночь как сказку.

Где-то в конце 1942 года почтальонка вручила не треугольник, а настоящий конверт, подписанный незнакомым почерком. Покатилось сердце у женщины вниз. Боялись солдатки таких посланий, ибо в них приходили в семьи «похоронки». Вот уже и почтальонка скрылась за поворотом, а Фёкла все не решалась вскрыть необычное письмо. Наконец открыла. Но от наплывших слёз никак не могла разобрать сливающиеся строчки.

Прочитав несколько раз послание, поняла, что муж жив, только ранен «маленько». А письмо за него пишет сестричка госпиталя, в котором находится.

ПОКА военврачи ставили солдата на ноги, немцев под Сталинградом взяли в кольцо. Так что бойцу не пришлось сойтись с ними в схватке. А дальше русскоказинский ратник пошёл от берегов Волги победными дорогами на запад. Задержался, правда, ненадолго где-то недалеко от родных мест, на Белгородщине, до августа 1943 года. Но сломали захватчику хребет на Орловско-Курской дуге, и после этого война покатилась туда, откуда пришла.

Ещё трижды впивался вражеский металл в тело Матвея. Однажды вынесли с поля боя его, израненного осколками мины до такой степени, что хирург, много повидавший на своём веку, удивился, как солдат не умер ещё.

Лёгкие были пробиты осколками, мужчина захлёбывался кровью, но хватался за жизнь.

Как и в окопах, так и в госпиталях, Матвей был очень уважаем среди бойцов и офицеров. Балагур, весельчак, умелый рассказчик, этакий Василий Тёркин – герой поэта Александра Твардовского. Казалось, после тяжелейшего ранения ему теперь один путь – на малую родину. А он уговаривал врачебную комиссию признать его годным к дальнейшей службе. И председатель комиссии, ставя свою подпись в документе, сказал: «Пусть идёт к своим товарищам и шутками-прибаутками поднимает их боевой дух».

МАТВЕЙ Григорьевич, где пешком, где на броне танка, а где, как он выражался, и «на пузе», прошёл пол-Европы и закончил боевой путь в Германии.

Летом 1945 года обняла Фёкла своего мужа. Вздохнула, опечалилась, глядя на сильно сдавшего за четыре года супруга. Не сразу признали в худом, постаревшем дядьке отца старшие девочки.

– Война – не мать родная, – заметил солдат, сворачивая толстую «козью ножку». – Но ведь вернулся живым, как и обещал.

Сразу впрягся в работу, мужских рук не хватало. Ходил по наряду, куда пошлёт бригадир.

Бывало, услышит председатель хохот людей – верный признак того, что Матвей потешает их своими рассказами. Бригадир выговаривал бывало: «Григорьевич, тебе одному отдельно наряд давать буду».

В первый послевоенный 1946 год родила Фёкла своему ненаглядному ещё одного сына, Петю.

А в 1949 году вновь прибавка в семье – дочка Валентина. «Нам ещё сыночка для полноты, – шутил Матвей. – Чтобы было, как в поговорке: «Семеро по лавкам».

Так и появился на свет в 1952 году поскрёбыш Васятка. Держа малыша на коленях, говорил отец: «Ты, как младший, и будешь скрашивать нашу с мамкой старость. Так положено на Руси испокон веков».

Да только мечтам солдата Великой Отечественной войны не суждено было сбыться. Доконали, свели в могилу в 50 лет раны, полученные при защите Родины.

ВЫРАСТИЛА, поставила на ноги Фёкла Архиповна всех детей. Разлетелись они по стране. Мать к себе в Москву забрал младший Василий. Она пережила своего мужа на 25 лет. Из семерых детей Ломакиных сейчас живы трое: Нина, Валя и Василий.

В 2000 году, после смерти жены, самый младший вернулся в родную Русскую Казинку. К столице, где прожил 30 лет, сердцем так и не прикипел. Малая родина не отпустила. Купил дом, своими руками его облагородил.

Василий Матвеевич – глубоко верующий человек, даже в Иерусалиме побывал («СЗ» писали о нем в № 11 от 12.03.2020 г.), и мирское ему не чуждо. Посещает храмы, молится за себя, за близких, за нас с вами. Светлый, как и его отец, с чистыми помыслами сын солдата Великой войны.

ЛЕОНИД ВОСТРИКОВ

С. ДОЛГОРУКОВО

_________________________________________________________________________________

«Ворошиловский стрелок»

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» На Курско-Орловской дуге советские воины стояли насмерть. В их числе – и житель д. Русская Казинка Иван Ломакин

Мы, первое после страшной, опустошительной войны поколение детей, были в большинстве своём лишены ласки и заботы дедушек. Одни из них погибли смертью храбрых на фронте, другие вообще сгинули без следа, третьи безвременно умерли, отдав все силы на оборонных заводах.

НА нашей Нахаловке, северной оконечности д. Русская Казинка, состоящей из десяти хозяйств, проживало только два старика-соседа — дед Мишака и дед Ваня.

Первый на войне не был по причине преклонного возраста. Он ковал Победу в тылу, живя весточками от двоих сыновей, сражавшихся с врагом. А дед Ваня был его моложе, но старила его клочковатая щетинистая бородка, которую он аккуратно подправлял ножницами. Она хоть как-то скрывала страшные рубцы на лице, следы тяжёлого осколочного ранения, которое получил в июле 1943 года. Из-за этого, как сказано в сопроводительных документах, он был признан негодным к военной службе с исключением из учёта. Было ему тогда ровно сорок лет. После долгого лечения в госпиталях, множества операций он вернулся домой, к жене Аксинье и сыновьям-подросткам Сергею и Фёдору. «Принимайте таким, какой есть», — только и выговорил солдат, обнимая дорогих родственников.

Односельчанки, у которых мужья сгинули на фронте, завидовали Аксинье. Ей не пришлось в одиночку поднимать на ноги ребятишек. Мы, пацаны, тянулись к деду Ивану, ибо был он общительным и по-своему любил нас, совсем ему чужих.

Это он научил многим жизненным премудростям: разжигать костёр с одной спички, мастерить из ивняковой поросли свирели, ловить в реке рыбёшку и даже стрелять из своей двухстволки 16 калибра. Глядя, как дед Ваня метко попадает в диких уток на луговом озерце, мы прозвали его «Ворошиловским стрелком»

КОНЕЧНО, нас не могла не интересовать его военная судьба. У костерка под Рыжей горой, где вместе пасли коров, наш уважаемый земляк иногда делился своими воспоминаниями о том, как осенью 1941 года вместе с однополчанами пробирались лесами из вяземского окружения, как сражался с фашистами под Ржевом. Выжил в той мясорубке, по его словам, благодаря тому, что нёс ратную службу уже в артдивизионе, и ему не приходилось, как пехотинцам, идти в атаку на немецкие пулемёты. «Самое страшное на войне — это попасть под бомбёжку, — говорил он. — А ещё видеть ряды стоящих печных остовов на месте сожженных сёл и деревень». Вспоминал, что от города Ржева, который был отвоёван с такими огромными потерями, не осталось ни одного целого дома, да и мирных жителей тоже.

Ближе к весне 1943 года 893-й артполк 325-й гвардейской дивизии, в котором он нёс ратную службу, был переброшен на южный фас Курской дуги. По скоплению войск, артиллерии, танков, по строящимся оборонительным сооружениям бойцы понимали: их ждёт новое Куликово поле.

БЕЛГОРОДСКАЯ область – совсем недалеко от родных мест. Позади артиллерийских позиций отчий край — Орловщина, деревушка Русская Казинка, домашний очаг с самыми близкими людьми. Пропустить врага — значит предать семью на поругание, на вторую за войну оккупацию.

Поэтому и стояли советские воины на огненной дуге насмерть, в их числе — и мой односельчанин Иван Степанович. Когда на 6-й батарее 76-миллиметровых орудий почти иссяк боезапас, 40-летний Иван Ломакин вызвался на лошадях доставить снаряды. Пароконная повозка с ящиками снарядов неслась по полю к позициям артиллеристов, к той приближались атакующие немецкие танки. Пушкари уже расходовали последние снаряды, когда на их позиции ворвалась вся в мыле пара гнедых, управляемая ездовым, у которого вместо лица была окровавленная маска.

Видимо, фашисты поняли, с какой целью мчится упряжка к советским пушкам, и открыли огонь. До позиций батареи оставались считанные метры, когда крупный осколок снаряда, выпущенный из танковой мушки, угодил в лицо, начисто срезав подбородок и раздробив челюсть.

О подвиге деда Вани мы узнали от его внука Александра. А не так давно, знакомясь с архивными документами, натолкнулся на наградной лист моего легендарного земляка. В нём — описание подвига рядового 6-й батареи 893-го артиллерийского полка 325-й гвардейской дивизии Ивана Степановича Ломакина, который он совершил 11 июля 1943 года под Белгородом.

МЫ помним нашего односельчанина по мирным делам. О таких, как он, в народе говорят: мастер на все руки. Он хорошо знал нрав лошадей, легко управлялся с ними на колхозных работах. А их в послевоенное время было невпроворот. Дедуля был хорошим плотником и столяром. Это он помог многим поставить кровли на перестраиваемых в 60-е годы домах. В зимнее время тоже не сидел без дела. Он считался одним из лучших в округе мастером по изготовлению самой востребованной в то время обуви – валенок. Была у Ивана Степановича ещё одна страсть – пчеловодство.

Мой земляк ушёл в мир иной тихо, как и жил, никого не обременяя до последнего своего часа. Светлая тебе память, старый солдат Великой войны!

Леонид ВОСТРИКОВ

с. Долгоруково

_________________________________________________________________________________

Живых героев имена

По фронтовым дорогам – с миномётом

Солдаты Победы… Как хорошо, что есть те из них, кто рядом с нами. Это они, отшагавшие сотни вёрст до Берлина, одни из немногих добрались до родного дома. К кому мы можем прийти с низким поклоном и великой благодарностью за то, что спасли человечество от ненавистного фашизма.

МЫ преклоняемся перед кавалером ордена Славы II и III степени и двух медалей «За отвагу» Сергеем Васильевичем Мерзликиным – ныне жителем с. Жерновное, уроженцем д. Бурелом. Годы берут своё, и, может, нет былой удали, но остался живой блеск в глазах ветерана. Он и сейчас помнит, как тащил тяжеленный миномёт по дорогам войны.

А ведь в первые месяцы 1942 года ему всего-то 18 лет было. Наводчик 120-миллиметрового миномёта в составе своего расчёта отбивал атаки врага недалеко от малой родины, под Ливнами. Елецкая наступательная операция стала лишь вехой в череде грозных сражений, в которых он принимал участие. Громил немцев на Курской дуге, освобождал Западную Украину. За взятие Львова и Тернополя артиллерист имел благодарность от самого Верховного Главнокомандующего.

И ПОТОМ до самой Чехословакии бил фашистов лучший наводчик батареи. Там же встретил 9 мая, продолжая уничтожать ненавистного врага на территории европейского государства. После Победы Сергей Мерзликин ещё долгое время служил в одном из дивизионов крупнокалиберной артиллерии.

В родную деревеньку Бурелом вернулся солдат в гимнастёрке с сияющими на груди наградами за ратный подвиг.

Создал семью, работал до выхода на заслуженный отдых в сельском хозяйстве. Удивительно дружелюбного человека, который всегда скромно оценивал свою роль в трагическом лихолетье, очень уважают односельчане.

На просьбу рассказать о том, как на фронте геройство проявлял, тихо скажет: «Да что там… Воевал, как все…»

ДО 75-й годовщины Победы осталось совсем мало времени. Хочется пожелать ветерану здоровья, чтобы не подвела его крепость духа, и в юбилейную дату он оставался в почётном строю героев земли долгоруковской.

Нина СЕРГЕЕВА

Фото из архива «СЗ»

_________________________________________________________________________________

Год памяти и славы

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» Участник парада в Москве 45-го

Старший авиамеханик Иван Озеров за мужество и отвагу был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Мой прадедушка Иван Артемьевич Озеров прошёл всю Великую Отечественную войну и встретил Победу в Берлине.

Родился он в селении Кручёная Балка, что находится в Сальском районе Ростовской области, в семье потомственных донских казаков. С малых лет мечтал о небе, грезил самолётами. В 1938 году окончил Молотовское лётное училище, получив специальность бортового механика морской авиации. Счастливый, он шёл по улице города Молотова (ныне Пермь) в новой форме, думая о полётах в небе. Но 22 июня 1941 года все нарушила война: фашисты напали на нашу Родину.

Экипаж самолёта был зачислен в 9-ю гвардейскую мотоавиационную дивизию ВВС Северного флота и переброшен в Заполярье. Там шли активные бои. Летчики совершали по 5 вылетов в сутки, причём в любую погоду. С воздуха наносили удары по вражеским эшелонам и кораблям, складам с горючим и боеприпасами, уничтожая технику и живую силу.

Однажды самолёт сбили, но командир сумел дотянуть его почти до береговой линии Баренцева моря. Катапультировались в ледяную воду, но были спасены патрульным катером. Подлечившись в госпитале, Иван вновь встал в строй, потому что надо было защищать Родину.

В должности старшего авиамеханика Озеров летал с 1942 года. За это время произвёл замену семи авиамоторов в сложных полевых условиях. Однажды самолёт в воздушном бою получил сильное повреждение от зенитной артиллерии врага. Машина приземлилась, прадедушка быстро исправил поломку, и вскоре та уже была в небе и громила фашистов.

С начала войны и до августа 1944 года Иван Артемьевич вместе с экипажем сделал 150 вылетов. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и отвагу он был удостоен ордена Красной Звезды. Тогда же ему присвоили звание гвардии старшины.

1 ноября 1944 года боевые действия на северной земле закончились полным разгромом немцев. Приказом командования Северного флота Иван Озеров был награждён медалью «За оборону Советского Заполярья».

Но война ещё продолжалась. Экипаж самолёта совершал дерзкие вылеты на позиции фашистов и громил их. Прадедушка вместе с товарищами встретил Победу в Германии. За проявленные мужество и героизм гвардии старшина Озеров был награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В конце мая 1945-го экипаж был зачислен в Парадный полк, который принимал участие в Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года.

Таков боевой путь моего прадедушки. Ему тогда было всего 23 года. Я горжусь героем, ведь он сражался на фронте ради светлого будущего своих детей, внуков и правнуков. Спасибо тебе, солдат!

Никита ОЗЕРОВ, ученик 3-б класса лицея с. Долгоруково

Фото из семейного архива

_________________________________________________________________________________

Юля Самохина помнит своего прадедушку Николая Ивановича Самохина в праздничном костюме с многочисленными наградами на лацкане пиджака. Немного он не дожил до сегодняшнего Дня Победы. И когда бывшие солдаты в эти праздничные дни одевают такие же костюмы с блеском юбилейных медалей и потускневшей эмалью боевых орденов, она ищет среди них глазами дорогого ее маленькому сердечку человека. Нет ветерана среди дождавшихся этот праздник. Но как хорошо, что есть его продолжение. Оно и в этой милой девчушке, гордящейся сегодня наградами прадеда.

НА СНИМКЕ: Ю. Самохина в пиджаке своего прадедушки.

Фото В. САМОХИНА.

_________________________________________________________________________________

«Идут по войне девчата, похожие на парней»

Далекое-близкое. Эти строки поэтессы-фронтовички Юлии Друниной трогают до глубины души

Медсестра Анна Венедиктовна Сидорова из д. Вороновка Жерновского сельсовета спасала раненых в боях под Сталинградом, отмечена шестью боевыми наградами, среди которых – медаль «За отвагу».

История ещё не знала такого массового участия женщин в вооружённой борьбе за Родину, которое показали советские женщины в годы Великой Отечественной войны.

В дело Победы внесли свой вклад и наши землячки. Известны 144 фамилии женщин-фронтовичек Долгоруковского района.

Разведчица Мария Пономарёва, телефонистка Мария Чернобук из с. Долгоруково, радистка Вера Кузьмина из с. Стрелец, медик и снайпер в одном лице Мария Турыгина из с. Меньшой Колодезь принимали непосредственное участие в боевых действиях.

Не одно сражение не обошлось без женщин, призванных в армию и ушедших на фронт добровольно в качестве санинструкторов, медсестёр в госпиталях. Десятки, сотни спасённых жизней на счету Валентины Алейниковой, Веры Алышовой, Александры Саввиной, Татьяны Краснощёк, Зинаиды Ефимовой, Анны Зуевой, Анны Кириллиной, Елизаветы Моисеевой, Зинаиды Романовой, Антонины Саввиной, Марии Сидельниковой, Нины Солодских, Марии Фокиной, сестёр Марии и Екатерины Ждановых, Анны Боевой, Евдокии Рязанцевой, Марии Матвиенко, сестёр Марии и Клавдии Бабкиных…

Например, Аня Сидорова из Вороновки Жерновского сельсовета Елецкую фельшерско-акушерскую школу закончила в 1941 году. Последний экзамен сдала 26 июня, на пятый день войны, получила направление в Б-Боёвский медпункт.

После оккупации части района работала в Тёплинском медпункте. Летом 1942 г. враг снова приблизился к границам нашего территориального образования. На переформировании и отдыхе в сёлах часто бывали воинские части. 107-му танковому батальону 107-й танковой бригаде нужен был медработник. Командование обратилось в райвоенкомат, и Аня Сидорова уехала с танкистами. Это случилось так быстро, что родители узнали об её отъезде на фронт через два дня, когда дочь была уже под Сталинградом. Под прицелом снайперов Аня ползала по траншеям, лазила в подбитые танки. Получила первое ранение, когда выносила тяжелораненого бойца.

После госпиталя вновь оказывала помощь раненым на Орловско-Курской дуге. Дорогами войны прошла Белоруссию, Украину, Польшу, Румынию. Анна Венедиктовна награждена шестью боевыми наградами, среди которых — медаль «За отвагу».

В Год памяти и славы, накануне 75-летия Великой Победы хочется поклониться низко всем женщинам, отдавшим свою молодость, красоту, жизнь за наше мирное небо.

_________________________________________________________________________________

Воспоминания – как рана сердца

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» Дочь ветерана Великой Отечественной войны Тимофея Ивановича Толстых, Надежда Зуева из с. Долгоруково, об отце всегда помнит. А недавно она заглянула к нам, в редакцию, и принесла с собой памятный архив

Чтобы рассказать о мужественно сражавшемся на фронте защитнике Отечества, в редакцию «Сельских зорь» долгоруковцы несут сохранившиеся семейные реликвии: медали, письма, фотографии фронтовиков. И, конечно, свои воспоминания…

В армию молодого паренька из с. Грызлово Тимофея Толстых призвали в октябре 1934 года. Он попал в учебный полк, где из новобранцев готовили младших лейтенантов. Затем в должности помощника командира взвода служил в отдельном танковом батальоне.

Демобилизовавшись, женился. Однако счастливую семейную жизнь оборвала финская война, затем – Великая Отечественная.

В июле 41-го молодого бойца мобилизовали на фронт. Многое тогда земляку пришлось пережить и испытать на себе. Тимофей Толстых был командиром танка Т-26, проходил курсы младших офицеров Воронежского фронта. В августе 43-го командовал танковым взводом. В ожесточенном бою с немецко-фашистскими захватчиками был тяжело ранен в голову, затем получил ранение в правую руку. Но отступать не собирался. Окрепнув после госпиталей, в составе 198-го танкового полка он продолжил громить фашистов.

В 1945 году на территории Германии Тимофей Иванович снова был ранен, поэтому радостную весть о Великой Победе встретил в больничной палате. Наш герой награждён орденами Отечественной войны I и II степени, медалью «За отвагу».

Вернувшись к любимой супруге и сыну, начал мирно трудиться на селе. Он работал учителем в Долгоруковской школе, воспитывая подрастающее поколение. В семье Толстых родились еще двое деток.

Все это Надежда Зуева рассказала нам и вместе с тем принесла написанные фронтовиком воспоминания. Желтый, слегка потемневший от времени лист бумаги… Она нашла его совершенно случайно, листая семейный альбом, и теперь хранит, как дорогую память. Ведь автора этих строк уже давно нет в живых.

Наш земляк сражался самоотверженно с врагом ради того, чтобы мы жили под мирным голубым небом. Давайте же с благодарностью беречь эту святую память и с уважением передавать её своим потомкам.

Подготовила Татьяна МЕРКУЛОВА

Фото из семейного архива Надежды ТОЛСТЫХ

_________________________________________________________________________________

Семейную реликвию бережно храним

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!»

И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят. Мой прадед, рядовой стрелкового полка Борис Чуркин, погиб под Смоленском

У пулемета третий слева — Борис Прокофьевич Чуркин.

Поколение, к которому я принадлежу, знает о войне не из уст участников и очевидцев, а по рассказам их детей, фильмам, книгам. В нашей стране нет, наверное, семьи, которую обошла бы стороной эта страшная година.

Грозное дыхание лихолетья коснулось практически каждой семьи. И я думаю, каждому из нас есть что рассказать о своих героических предках. У кого-то погибли близкие люди, а кто-то вернулся с фронта после ранения, многие потеряли в эти страшные годы своих близких.

Война не обошла стороной и мою семью. Однажды, рассматривая старые пожелтевшие фотографии, я увидел на одной из них солдат, которые замерли в ожидании боя. А, может быть, выдался короткий миг передышки, когда можно немного перевести дух и посидеть в тишине.

Я теперь никогда об этом не узнаю, ведь на этом снимке запечатлен мой прадед по маминой линии Борис Прокофьевич Чуркин, который, к сожалению, не вернулся с фронта.

Бабушка с особым трепетом относится к этой семейной реликвии, ведь это последняя ниточка, которая соединяет с прадедом, живым и полным желания отомстить фашистам за нарушенное спокойствие.

Мой прадедушка Борис Чуркин родился в деревне Александровка Долгоруковского района Орловской области. Служил рядовым в стрелковом полку 249-й стрелковой дивизии. Погиб 5 апреля 1942 года в Смоленской области. Больше о нем ничего не известно…

К сожалению, ни я, ни мама не видели его. О судьбе Бориса Прокофьевича мы узнали из рассказа моей бабушки, которая бережно хранит память о нем, хотя и она его не помнит.

Я уверен, что мой прадед был храбрым защитником Отчизны. Решимость, целеустремленность, храбрость, стойкость и отвага отразились в чертах его лица. Ценой своей жизни, заслонив собой всех нас, он дал возможность родиться мне. Благодаря его отваге и стойкости, наша страна живет сейчас в мире. Я думаю, что он бы гордился тем, что мы о нем помним и бережем его светлый облик.

В этом году наша страна отмечает 75-летие со дня Победы советского народа над фашистскими войсками. Эта священная дата нам очень дорога. Благодаря нашим защитникам, мы сейчас радуемся мирному небу над головой, яркому солнцу и тому, что нет войны, что наши близкие и родные люди рядом. Мы, подрастающее поколение, преклоняемся перед теми, кому обязаны светлым будущим! Всегда будем помнить их подвиги!

Никита ДЕМИДОВ, ученик 9 класса Жерновской школы

Фото из семейного архива Никиты Демидова (1940-е гг.)

_________________________________________________________________________________

Из школьных сочинений. Ей посчастливилось остаться в живых

В нашей семье тоже были участники войны. Вот, например, мамина тетя, Мария Васильевна Шацких.

Девушке еще не исполнилось и 17 лет, когда началась Великая Отечественная. До мобилизации в ряды Красной Армии, в 1942 году, работала, как и все земляки, на колхозных полях. Фронт требовал хлеба, махорки, другой продукции. Но ему необходимы были и людские резервы. Так, юная Маша оказалась в составе 94-го железнодорожного восстановительного батальона, дислоцированного до августа 1943 года недалеко от родных мест, в г. Ельце. Потом батальон был переброшен в Калининскую область, под г. Великие Луки.

Советские войска наступали. Враг оставлял после себя сожженные города и села, разрушенные железнодорожные пути. Следом за фронтом двигался и батальон, занимаясь их восстановлением.

Немцы нещадно бомбили, стараясь оборвать нить, связывающую тыл с фронтом. Под обстрелом дальнобойной артиллерии, бомбежками, от рук диверсантов погибли многие товарищи Маши. Со своей частью она дошла до Риги, столицы Латвии. Ей посчастливилось остаться в живых.

В сентябре 1945 года вернулась на свою малую родину. Награждена орденом Отечественной войны 2 степени. Работала в детском саду с. Жерновное поваром.

Я горжусь тем, что моя отважная бабушка защищала Родину от фашистов!

Ксения МАРКОВА, ученица 9 класса Жерновской школы

Фото из семейного архива

_________________________________________________________________________________

«После» ещё не наступило

Ровесники Победы. 9 мая 1945 года в многодетной семье Ждановых из с. В-Ломовец родилась девочка. Её назвали модным тогда именем Клавдия

Победа долгожданная, с майским теплом и нежной зеленью, с горечью пережитого и надеждой, что вселенская боль где-то уже позади, ворвалась в каждый уголок уцелевшего жилья в селе Верхний Ломовец. Заставила плакать и смеяться одновременно, с ощущением такого великого счастья для всех и каждого одновременно.

ФЕДОРА Жданова не видела, как ликовали односельчане. Она прижимала к себе крохотный свёрточек с малышкой, родившейся в такой светлый день.

— Красавица ты моя, — приговаривала она, любуясь ребёночком. – Дай Бог, чтобы у тебя сложилось всё хорошо, и чтобы ты никогда не узнала, что такое война.

Но тогда счастливая мама и предположить не могла, что судьба уготовила её новорожденной дочке обратное — она узнает, что такое грохот снарядов. Но к этому мы ещё вернёмся. А пока поближе познакомим с нашей героиней.

Да, именно то, что Клавдия Ивановна родилась в 45-м, спасло её от тех испытаний, что пришлось пережить её старшим братьям и сёстрам.

— Когда началась война, — приступила она к своему рассказу, — отца мобилизовали на фронт почти сразу. Об этом мама поведала, когда я уже была подростком. Так было почти в каждой семье. Детворы много, мал мала меньше. Жили впроголодь, каждая картофелина была на счету.

КОГДА немцы пришли в Долгоруковский район, населению было несладко. Женщины, чтобы спасти детей, эвакуировались в спешном порядке в те деревеньки, куда не дошли фашисты. Федора Ивановна прикрепляла на большие сани сундуки, туда сажала ребятишек и брала самое необходимое. Тем и спаслись.

— А когда попали домой после эвакуации, ещё одна беда ждала, — навернулись слезы на глаза у Клавдии Ивановны. И вот почему. От отца долго не было весточки с фронта. Мама не знала, что и думать. И тут в один из дней почтальон постучал, письмо принёс с фронта. Маленький братишка, не дожидаясь маму, а она в это время за водой ходила, кинулся раздетый ей навстречу с конвертом. Зима была, стужа лютая. Он простудился очень сильно и заболел. Народными средствами вылечить не удалось, а лекарств не было. Так и умер, не дождавшись отца. А папа пришёл в 44-м, весь израненный, инвалид 1-й группы. А в 45-м я родилась.

СЕМЬЕ Ждановых повезло. У семерых братьев Клавдии и её сестры появился кормилец, надежда и опора. Родители всё делали для того, чтобы дети не голодали. Работали в колхозе хоть и за трудодни, но хлеб, по словам героини, мама пекла настоящий. Держали корову, овец, поросёнка, кур, а позже даже уток и гусей развели. Постарались почти всем детям дать образование и устроить в жизни.

— Я восьмилетку окончила в Верхнем Ломовце, — продолжала воспоминания Клавдия Ивановна. – А в среднюю школу нужно было ходить за 15 километров от дома. И вдруг появляется возможность получить среднее образование в г. Грязи, где открыли школу-интернат для «льготных» семей. Там мы и учились с младшим братишкой. Затем в 60-х годах получила специальность технолога в г. Мичуринске. Правда, по профессии работала не всегда, была и на руководящей должности.

КЛАВДИЯ была удивительно красивой девушкой, доброй, общительной. Не влюбиться в неё было просто невозможно. Понятно, когда будущий муж Владимир встретил её, просто голову потерял. Но именно он, обаятельный и симпатичный воронежец, будущий агроном, впоследствии стал достойным спутником по жизни.

Судьба забросила их на далёкую Луганщину, в г. Алчевск, где жила сестра Владимира Ивановича. Как-то в гости к ней приехали, понравилось, да так и остались на дальнейшее жительство.

Двоих сыновей вырастили. Олег, с которым мы познакомились и пообщались, живёт в с. Верхний Ломовец с семьёй, а второй, бывший военный, обосновался в Севастополе. Пятеро внуков радуют дедушку и бабушку.

Всё хорошо сложилось у Клавдии Ивановны, с которой мы беседовали по Skapy. Другого способа увидеть уважаемую женщину, к сожалению, не нашлось.

НА вопрос о том, хотелось бы ей побывать на малой родине, ответила:

— Конечно, хотелось бы. Но сейчас это невозможно. Что-то у меня осталось там, что-то держит и здесь. Самое большое счастье, когда народы, государства живут в мире. Я думала, что слово «война» никогда не произнесу в своей жизни. Но то, о чём много слышала в детстве, повторилось спустя десятилетия на Луганщине. Городок Алчевск небольшой, но бывало, что снаряды разрывались в его окрестностях. Мы много слышали, а иногда и видели. В сознании разделилось всё на «до военных событий и после». Только «после» пока ещё не наступило.

Мы без труда угадали главное желание Клавдии Ивановны — пусть над её теперь уже родной Луганщиной поскорее небо станет мирным и чистым.

Нина СТЕПАНЕНКОВА

Фото из личного архива Клавдии ЖДАНОВОЙ

ОТ РЕДАКЦИИ. Сведения о детях, родившихся 9 мая 1945 года, нам предоставила начальник отдела ЗАГС Ирина Мустафина. Кроме Клавдии Ждановой, в этот день в Долгоруковском районе родился ещё и мальчик, но координаты его установить не удалось.

_________________________________________________________________________________

Живых героев имена. Победителям – слава и низкий поклон!

В День Победы мы говорим слова благодарности ныне живущим фронтовикам – ветеранам Великой Отечественной войны.

На их долю выпали тяжкие испытания, сложные послевоенные будни. Их жизнь – пример мужества, героизма и преданности Родине.

Дорогие защитники Отчизны, сколько трудных верст вы прошагали! Под шквалом смертоносного огня мужественно отвоевывали пядь за пядью родной земли ради одной цели — освободить страну от фашистской нечисти.

Вы мерзли зимой в окопах, вас обжигало летнее солнце, которое казалось еще жарче от того, что рядом рвались снаряды, горели дома и деревья. Но вы гнали оккупантов до тех пор, пока не дошли до Берлина и не водрузили над рейхстагом красный флаг.

Мы гордимся вами! Вы вложили в Победу столько героизма и отваги, что забыть об этом просто не вправе. Эта война навсегда останется в сердцах ныне живущих и будущих поколений. Спасибо вам за мир и счастье жить, учиться и работать под безоблачным небом!

_________________________________________________________________________________

Радость победного мая до сих пор в сердце

Дети войны. 10-летним мальчишкой Николай Гладышев из с. Свишни видел немецких оккупантов

Нам, живущим в XXI веке, дорого все, что связано с поколением победителей. И потому хочется не обойти вниманием не только солдат, сражавшихся на фронте, но и людей, чей самоотверженный труд в тылу помог одержать Победу над врагом.

Когда началась Великая Отечественная, Николаю Гладышеву исполнилось всего 10 лет. Отец его был инвалидом после финской войны. В семье воспитывалось семеро детей.

Тот день в 1941 году, когда мальчишкой впервые столкнулся лицом к лицу с фашистами, он помнит до сих пор. Дети, как обычно, играли у дома, как вдруг один из них посмотрел на свишенский пригорок и оцепенел. Зеленая даль родного луга в мгновенье окрасилась в черный цвет – к селу приближался немецкий отряд. В избы оккупанты заходили как варвары, хватали со столов все, что было. Несколько человек с ночевкой остались в избе Гладышевых. Ближе к полуночи немцы приказали Николаю и его брату Алексею распрячь лошадей, а ранним утром как следует подготовить обозы в путь. Казалось, эта ночь не закончится никогда. К счастью, захватчики ушли прочь. В сердце каждого местного жителя не угасала надежда, что советские солдаты обязательно разобьют врага.

Так, пока старшие земляки защищали Отечество на фронтах, труд в тылу лег на плечи женщин и детей. Как и все, Николай помогал в поле, носил почту. К работе старался относиться со всей ответственностью, так как отчетливо понимал, что его помощь очень нужна.

Радости победного мая 1945-го не было предела. В послевоенные годы поднимать сельское хозяйство приходилось еще труднее. Потому свое село Николай оставить не решился. Отслужив в армии, получив образование, продолжил трудиться на благо родного края.

Трудовая деятельность Николая Гладышева неразрывно связана с сельским хозяйством. В свое время он был парторгом, председателем колхоза «Знамя Ленина» в с. Вязовое. До сих пор многие труженики помнят его как опытного, знающего свое дело профессионала. Ведь возглавлять колхозное производство – это большая ответственность.

Вместе с тем, Николай Петрович был замечательным семьянином, отцом троих детей.

Сейчас, в свои почтенные годы, уважаемый земляк находится на заслуженном отдыхе. За отцом ухаживают его дети и внуки. Сын Владимир живет вместе с ним, заботится, оберегает.

Желаем в преддверии юбилейной даты – 75-летия Великой Победы — уважаемому ветерану крепкого здоровья, любви и тепла близких.

Татьяна МЕРКУЛОВА

Фото Татьяны КИРИЧЕНКО

_________________________________________________________________________________

Акция «СЗ»: «В каждой семье – свой герой»

Расскажу об отце. За боевые подвиги – ордена и медали

Уважаемая редакция газеты «Сельские зори»! Приближается замечательный праздник «со слезами на глазах» – 75-летие Великой Победы. Забвению не подлежит память о героях войны, а героями был весь народ, который сражался на фронтах, ковал Победу в тылу.

Мы должны это помнить! И помним!

Мой отец, Михаил Моисеевич Рябинин, родился в 1910 году в Долгоруковском районе и прожил здесь 77 лет. По специальности он был связистом и имел бронь до 1942 г. Боевыми дорогами прошел от Сталинграда до Вены, в звании — от сержанта до старшины. За боевые подвиги был отмечен орденом Отечественной войны II степени», орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За отвагу», имел две медали «За боевые заслуги».

Мы, наследники героя, помним его рассказы о войне. До последних дней жизни он был отличным семьянином, добрым соседом, замечательным тружеником и просто хорошим человеком.

Галина РЯБИНИНА, дочь ветерана войны

с. Долгоруково

Фото из семейного архива

Выписки из наградных листов старшего сержанта Михаила Рябинина:

«…За период наступательных операций на Воронежском фронте механик центральной телефонной станции телефонно-телеграфного батальона М. М. Рябинин показал отличные образцы по развертыванию внутренней связи на КП Штарма и обслуживанию линии связи. 25 сентября при развертывании узла связи в селе Бирки в течение шести часов навел восемь линий внутренней связи, а также замонтировал линейные щитки коммутатора и установил 2 телефонных аппарата у абонентов. При развертывании узла связи в селе Кагамлык 8 октября 1943 г., работая самоотверженно, без отдыха, перевел связи за два часа с одного коммутатора на другой без нарушения нормальной работы…»

* * *

«…За все время его дежурства механиком не было ни одного случая неисправной работы коммутатора. Своей добросовестной боевой работой обеспечивает непрерывное управление командования…»

_________________________________________________________________________________

На рубеже у станции Крыжополь сложил голову солдат

Далекое-близкое. Родственники уроженца д. Русская Казинка Войсковоказинского поселения, красноармейца Николая Логачева, пропавшего без вести в Великую Отечественную войну, теперь знают, где тот нашел упокоение

При проведении земляных работ в поселке городского типа Крыжополь Винницкой области Украины недавно были обнаружены останки нескольких бойцов Красной Армии.

БЫЛО ли это захоронение, или красноармейцы погибли и были засыпаны землей от рядом разорвавшегося снаряда, неизвестно. Вполне возможно, что немецкие танки утюжили окопы, хороня в них заживо наших бойцов. Но как бы то ни было, защитники тогдашней станции Крижополь не оставили вверенного рубежа.

Были найдены их винтовки, гранаты. У троих бойцов при себе имелись медальоны-«смертники» с хорошо сохранившимися бумажными вкладышами. Один из них принадлежал уроженцу д. Русская Казинка Войсковоказинского сельсовета Чернавского района Орловской области Николаю Михайловичу Логачеву. Известна примерная дата гибели ратника – 20-25 июля 1941 года. Именно в этот период за станцию Крижополь велись ожесточенные бои.

Весть о том, что сгинувший на войне Николай Логачев «дал о себе знать», отозвалась в сердце и у автора этих строк. Дело в том, что семья солдата и наша были соседями. Мой отец с его братьями, Иваном и Василием, дружили и частенько в разговорах, касающихся времен войны, вспоминали «Сахарка», такое деревенское прозвище было у не вернувшегося с фронта Николая.

ОН был призван в ряды Красной Армии весной 1941 года. Родители, Михаил Тарасович и Татьяна Афанасьевна, получили от него всего одну весточку в первой половине июня. В коротком послании новобранец извещал, что везут их в сторону западной границы, передавал поклоны родным и близким. Больше никаких вестей от него не было, словно в воду канул.

Каким был в жизни наш сосед? По рассказам взрослых, Николай был небольшого росточка, миловидным и бледнолицым. Скорее всего, поэтому и получил прозвище «Сахарок». Старший сын в семье был первым помощником у родителей.

Второй их сын, Иван, вслед за старшим ушел защищать Родину. Его, хоть и израненного, старики дождались с войны. Фронтовые лишения, ранения укоротили его мужицкий век. Но он оставил после себя поросль из четверых детей.

Младший сын Василий, когда шла Великая Отечественная, был подростком. Но на таких, как он, юных мужичках и держался тыл. В военное лихолетье косил, пахал землю на быках, на них же и хлебопоставки в Долгоруково осуществлял. Жил с родителями. Воспитал с женой двоих сыновей и дочь.

ИЗ родственников, кто хотя бы понаслышке знает погибшего Николая Логачева, — супруга его младшего брата Любовь Кузьминична да племянники Иван, Александр и Тамара.

Женщина помнит рассказы свекра и свекрови о своем старшем сыне, о том, как искали его следы в послевоенный период, как отправляли письма в разные инстанции с просьбами помочь в поисках. Но ответ на запросы приходил однозначный: «Сведениями о красноармейце Николае Михайловиче Логачеве не располагаем. Пропал без вести в 1941 году».

Это сейчас в открытых архивах, касающихся Великой Отечественной войны, можно почерпнуть данные относительно жуткого периода первых месяцев грозовых сороковых. На винницкой земле сражались бойцы и командиры 18-й армии, а рубеж у станции Крыжополь держала часть 169-й стрелковой дивизии. Скорее всего, в одном из ее воинских подразделений и сражался наш земляк.

ТЕПЕРЬ мы знаем, что он не смалодушничал, не сдался в плен, не оставил поле боя, а сражался с захватчиками до конца, тем самым приближая Великую Победу. Вечная память героям, отстоявшим Отчизну в суровую годину!

Леонид ВОСТРИКОВ

с. Долгоруково

_________________________________________________________________________________

Из школьных сочинений. Горжусь своим прапрадедушкой

Звали его Гавриил Григорьевич Рубцов.

Родился он в 1903 году в д. Тёпленькая Долгоруковского района Орловской области. Окончил 3 класса. В Красную Армию ушел 28 августа 1941 года в возрасте 37 лет. Дома остались жена и 8 детей.

Командир отделения ССб 768-й стрелковой ордена Кутузова дивизии, 138-й стрелковой Карпатской Краснознамённой ордена Суворова дивизии, он участвовал в боях за Карпаты. Несмотря на трудные условия горно-лесистой местности, под огнём противника мой прапрадедушка доставлял на передний план солдатам боеприпасы, на поле боя ремонтировал вышедшее из строя оружие. Тем самым обеспечивал выполнение поставленной перед ним задачи. За проявленные мужество и отвагу удостоен ордена Слава III степени. Ранее был награждён медалью «За отвагу».

С марта по май 1945 года, за время тяжёлых наступательных боёв за господствующие высоты 768, 650, 1172, населённые пункты Тротана  и Варны, под сильным артминомётным и ружейно-пулемётным огнём противника Гавриил Григорьевич обеспечивал наступающие подразделения батальона боеприпасами.

За смелость, инициативу и находчивость удостоен ордена Красной звезды.

Трижды был ранен, но вновь становился в строй. Прошёл всю войну от Воронежа до Праги.

Вернувшись с фронта в 1945-м, жил в д. Тёпленькая со своей семьёй. Работал в колхозе «ЦИК» сначала счетоводом, затем председателем колхоза. На пенсии подрабатывал плотником. Дожил до 77 лет. Скончался в 1980 году.

Я очень горжусь своим прапрадедушкой. О его подвигах я буду помнить всегда. Расскажу о нашем герое детям, чтобы они тоже помнили своего предка и гордились им.

Кирилл САСИН, ученик 7-б класса лицея с. Долгоруково

_________________________________________________________________________________

Одна из тысячи зарниц – во имя мира и жизни на земле

О героях былых времен. «Очень прошу тех, кто переживёт это время: не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас. Пусть павшие в бою будут всегда близки вам, как друзья, как родные, как вы сами»

Словами чешского писателя Юлиуса Фучика я начну свой рассказ о нашем земляке Иване Горностаеве. Эта простая русская фамилия не говорит ничего сама за себя. Но что представлял собой человек, носивший ее?

ИВАН Федорович родился в 1881 г. в д. Брусенцово Долгоруковского района Орловской губернии, и находилась она в трёх километрах от с. Большая Боёвка. Сейчас это одна из ушедших деревень, а раньше насчитывала 52 двора, разделённых прудом на две улицы. По этим улицам подростком Ваня ходил батрачить к помещику Лехницкому.

1914-1915 гг. «За царя – батюшку!» — эту фразу, уже приевшуюся, Горностаев слышал как сквозь сон под стук колес уносившего его поезда в неизвестном направлении. Об этом вспоминал его сослуживец Роман Тихонович Кирюхин.

— Нас привезли в Кузнецк. Это за Пензой. Меня определили в 148-й запасной пехотный полк, а Горностаева — в 147-й.

На запрос, посланный в госархив Пензенской области, краткий ответ: «Город Кузнецк до революции был в составе Саратовской губернии». Ответ на запрос из Саратова: «Документы 147, 148 полков на хранение в госархив не поступали». Новые и новые запросы… Наконец поступил документ из Центрального Государственного военно-исторического, тогда ещё архива СССР.

В материалах хранится резолюция, принятая на общем гарнизонном митинге 147, 148 полков 2 октября 1917 г. в г. Кузнецке, с требованием прекращения войны, перехода власти в руки Советов, опубликования тайных договоров, передачи земель в руки крестьянских комитетов.

ТАК вот она — одна из зорь, осветившая когда-то дорогу брусенцовскому батраку Ивану Горностаеву! Военный комиссар Большебоёвской волости в 1918 году, председатель Танеевского сельского Совета с 1925 года, председатель колхоза «Заря социализма» в с. Долгуша, «Красный пахарь» в д. Михайловкаг и, наконец, председатель колхоза «Красная заря» д. Брусенцово.

1941 год… На предложение эвакуироваться он ответил отказом, чтобы вступить в бой с врагом за родную землю.

В полученном из орловского госархива акте комиссии по учёту злодеяний, причинённых немецко-фашистскими захватчиками, сообщалось о казни 8 декабря 1941 года председателя колхоза «Красная заря» И. Ф. Горностаева.

В морозный день в деревню Рябинки Елецкого района, что находится на границе Долгоруковского района, по-волчьи крадучись, вошли немцы. Они стали устанавливать свои порядки, грабить, мародёрствовать, истязать местное население. В одном из домов расположился немецкий штаб. Оккупанты не думали задерживаться здесь надолго, потому что их путь был на Елец, один из узловых железнодорожных центров, а там и на Москву, да ещё и потому, что советские военные части шли по пятам.

А В ЭТО время в д. Брусенцово, в одном из домов, была уже советская разведка, установлен телефон для связи. В один из дней девять наших воинов пошли в разведку в д. Рябинки вместе с Горностаевым. Иван Фёдорович хорошо знал местность, расположение домов в деревне, одет был в гражданскую одежду. Да это не первая война в его жизни, поэтому и вызвался помочь нашим солдатам. Разведчики рассказали, что противотанковая граната, брошенная в окно немецкого штаба, не разорвалась. Фашисты, напуганные звоном разбитого стекла, с воем, криками выбрасывались из окон и дверей дома, открылась беспорядочная винтовочная, пулемётная стрельба. Иван Фёдорович был схвачен немцами. Отбить его не удалось, хотя предпринималась не одна попытка. Фашисты не замедлили с расправой над русским патриотом. А ещё несколькими часами ранее ими была приговорена к полному уничтожению деревня Рябинки и её население.

Оккупанты грабили, издевались, тащили, кто что мог. Как вспоминают очевидцы тех событий: с Ефросиньи Яковлевны Меркуловой стащили зимнюю одежду, обувь, оставив на морозе в лёгком платье, долго издевались, избивали, и она только смогла доползти до порога своей избы и скончалась.

ВСЕХ жителей деревни согнали в дом. Дети со слезами, плачем прижимались к матерям, ища у них защиты. Люди стонали, плакали, молились, ожидая неминуемую смерть. Долго тянулась эта страшная ночь. Окна дома, наглухо забитые, часовые у дверей не давали возможности видеть, что делается на улице. А в это время Ивана Фёдоровича вели на казнь к центру деревни, где в мирное время молодёжь собиралась на посиделки. Пламя, охватившее эти дома, осветило страшную картину. Он шёл со связанными, заломленными за спину руками, в ссадинах и кровоподтёках, с непокрытой головой.

Рябинки! Мальчишкой бегал сюда, парнем лелеял здесь любовь свою. В гражданскую войну и позже, уже в качестве волостного военного комиссара, тоже приходилось бывать здесь. И вот теперь он шел в свой последний путь.

Фашистский солдат с вытянутым лицом и змеящимся огнём окулярами очков, в своре других, что-то выкрикивал, словно лаял. Горностаева кололи штыками, толкали прикладами в яркий пламень костра из соломы, взметнувшегося из самой стены риги. Он, было, рванулся, но его в очередной раз поддели под рёбра штыком. Теряя сознание, увидел Иван Фёдорович красную кровь на лезвии штыка и красную зарю, рвавшуюся ввысь, осветившую могучую зимнюю крону вековой ивы. Эту красную зарю в ночном небе увидели и жители Брусенцово, и, конечно, его дочери, Шура и Настя.

А В ДОМЕ, куда были согнаны люди, дверь открыл отец Татьяны Петровны Гришиной, инвалид гражданской войны. Охраны не было, немцев не было. В спешке фашисты забыли о пленниках, возможно, Горностаев своей смертью спас им жизнь.

Все бросились к своим домам, пепелищам. Татьяна Петровна, ей было в ту пору 14 лет, вспоминала:

—   Ясделала несколько шагов от дома к догоравшей риге и увидела какой-то непонятный чёрный пень. Испугалась: пень — обуглившаяся часть человеческого тела. Да, это Горностаев… Приехали брусенцовские и забрали то, что осталось от человека, нашего земляка.

Советские солдаты пришли на рассвете. Встретили их со слезами.

— Не плачьте, не плачьте! Построим, — успокаивали нас. А мы знали, что это будет нелегко. Ведь только по тому же колхозу «Красная заря» общая сумма ущерба составила 1395575 рублей в масштабе цен до 1947 года.

Трудно было, но всё сделали. Семена, что раздал Горностаев жителям на сохранение, когда приближался враг, все до зёрнышка весной 1942 года дали дружные всходы.

ЗАХОРОНЕН Иван Фёдорович в братской могиле, где покоятся 292 воина, погибших при освобождении села Б-Боёвка от немцев и умерших от ран в военно-полевом госпитале, куда поступали раненые с Воронежского и Брянского фронтов.

Учащиеся школы, односельчане, родственники приходят сюда, чтобы почтить память павших героев, в том числе и И. Ф. Горностаева, чья жизнь – великий подвиг во имя мира и жизни на земле.

Валентина БОЕВА, ветеран педагогического труда с. Большая Боевка

_________________________________________________________________________________

Не стереть с земли правды выстраданной Победы

Акция «СЗ»: «За все тебя, солдат, благодарим!» Сын и внук участников Великой Отечественной войны из с. Братовщина Владимир Аксенов чтит с гордостью вечный подвиг близких ему людей, ежегодно посещая Прохоровский мемориал, где произошло величайшее в истории Курско-Орловской дуги танковое противостояние

Быстротечное время как та черная краска, которая порой замазывает светлые страницы книги истории. Стремительно подходит срок последних свидетелей фашистского разгрома. В наших силах сохранить правду в памяти и почтении к павшим и ветеранам, передавая рассказы об их подвигах следующим поколениям.

Как это делает житель с. Братовщина Владимир Аксенов. Ему хватило мудрости расспросить еще живого отца о боевом пути и ощущениях на войне, и, что редкость среди прошедших через круговерть горького лихолетья, тот охотно делился воспоминаниями.

Из семьи Аксеновых защищать Родину ушли отец, Василий Тимофеевич, и дед, Тимофей Федотович.

Тимофея знала вся боевская округа. Тот был председателем колхоза, семейным, уважаемым человеком. В 1941 году его призвали на фронт. Сыну Василию досталась участь везти его на санях на сборный пункт в г. Елец. Однако уже через несколько месяцев, в начале 1942 года, и его самого позвала Отчизна. Было ему тогда неполных 18 лет.

Бои шли под Ливнами. В срочном порядке мобилизованных молоденьких солдатиков командиры отобрали кого куда: кто порослее и посильнее – в артиллерию — снаряды и орудия таскать, кто росточком поменьше – в пехоту, вроде как мишень поменьше. И Василия туда определили.

Обучаться было некогда – науку ведения боя осваивали на практике на передовой. Возможно, это и послужило тому, что под огнем противника полегла целая рота, а нашему земляку осколок мины угодил в ногу. И надо добавить, что за отменную стрельбу ему доверили пулемет. Далее последовала отправка в госпиталь.

Оправившись от ран, прошедшего крещение боем и проявившего себя Василия Аксенова направили на ускоренные курсы офицеров. Повысить звание не случилось – в срочном порядке солдат перебросили на защиту Сталинграда.

Очень запомнился день, когда чуть с жизнью не распрощался. Мороз был, как назло, минус сорок. Всем выдали теплую одежду, по четверке водки… И пошли в атаку. Снайперы из своих укрытий успешно реализовали хитрую тактику – «обезглавили» наступающих. Среди серой массы бойцов белизной тулупов выделялись командиры. Их прежде и «пощелкали» меткие пули, и солдатики попадали, затаившись в сугробах. Так и лежали они, растапливая под собой снег, ведь поднять-то их в бой было некому. Снайперы держали под прицелами весь участок, выискивая красноармейцев, подававших признаки жизни. Один из них возле Василия пошевелился и получил свой билет в вечность. Наш герой только увидел, как расползается под товарищем ручеек крови.

Аксенов едва не разделил его участь. Меткий стрелок на этот раз немного ошибся – пуля прошла выше головы, сбив шапку. Пролежал он, раскрытый в лютый мороз, до темноты. Под покровом сумерек, потихоньку, солдаты, кого Бог сберег, по-пластунски уползли к своим.

Кстати, позже при ликвидации фашистов Василий Тимофеевич вновь был ранен в ногу, и опять долгое восстановление в госпитале.

После Сталинградской битвы продолжил воевать, но уже в моторазведке от танкового корпуса. Закончил славный боевой путь в Германии, прогоняя врага по тем же дорогам, по которым тот шел оккупировать Союз. На чужбине дослуживал еще два года. Мать, Мария, все это время получала за него пайки, хорошее подспорье для воспитания младших пятерых детей. Василий в семье был старшим.

Вернулся в родные края с наградами: орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону» Сталинграда», «За Победу под Германией» и 13-ю благодарностями от И. В. Сталина.

В родном селе Б-Боевка много лет проработал кузнецом, посвятил себя, как он любил выражаться, делу по душе.

Домой из поверженной Германии им разрешили забрать некоторые трофеи. Понятно, что в стране, где процветала инженерия, было много интересных вещей.

— Кто что брал, — вспоминает Владимир Васильевич, — а мой отец думал наперед. Привез для охоты ружье «Браунинг», отличные слесарные инструменты, которыми долго пользовался в работе, и они послужили ему добром. К нему все селяне ходили латать и ремонтировать. После его смерти в 2005 году храню их как памятную реликвию.

О войне Василий Тимофеевич говорил охотно, обычно так не происходило, не хотели фронтовики теребить прошлое. Он утверждал, что на фронте даже интересно, потому как предоставлялась модернизированная техника, передовые на тот момент достижения. О смерти не думал, молодость отгоняла мысли и спасала не один раз.

Что касается его отца, Тимофея Федотовича, то он сложил голову на Курско-Орловской дуге. В «похоронном листе» сказано о его последнем пристанище в братской могиле в Чемерисовском районе Курской области.

Сколько ни искал это место в 90-е Владимир Аксенов, объездив многие захоронения, ни на одном из них не нашел родного имени деда. И почти отчаялся…

Зато посетить легендарное Прохоровское поле, где происходило величайшее танковое сражение, — дело огромной чести. К традиции примкнули земляки. Среди них — Николай Копырин, Иван Сасин, Александр Мараничев и другие. 9 Мая или 14 июля в музее под открытым небом благодарные потомки возлагали букеты из тюльпанов к подножию памятников.

И пока горит в наших сердцах чувство благодарности фронтовикам за подвиги и отданные жизни, никто не сотрет с земли правду выстраданной Победы.

Анастасия КОРНЕЕВА