Слепухинское поселение

Земляки

ТРУДНОЕ СЧАСТЬЕ

И. Т. Кузьмин – один из немногих ветеранов ВОВ, которые нынче живут в Слепухе. Человек в селе уважаемый. Недавно по линии отдела социальной защиты населения ему подарили новенькую «Оку». Бывший водитель, он, словно вспомнив молодые годы, тут же завел машину, оценив ее с самой лучшей стороны.

И вот мы в гостях у И. Т. Кузьмина – старого солдата, замечательного труженика, награжденного многими орденами и медалями.

— Иван Тихонович, вы прожили большую жизнь в ставшей для вас родной Слепухе. Расскажите, как впервые покидали край, где прошли  детство, юность…

— Да , случилось это в далеком 1942 году, когда меня, молодого тракториста, взяли в армию. Попал в автороту. Быстро освоил шоферское дело. И сразу же на фронт. В мои обязанности входило обеспечение наших воинов вооружением. Все время находился под обстрелом немецкой артиллерии. Фашисты не жалели снарядов, чтобы уничтожить мою «полуторку». Но Бог миловал…

Потом послали учиться на танкиста в город Горький. Правда, на своем Т-34 воевать долго не пришлось — получил серьезное ранение. После госпиталя в свою часть не попал, направили в другую, где как воздух нужны были шоферы. И вновь сел за баранку полуторки». Не раз находился в шагу от смерти, чудом оставался живым. А вообще, как говорили товарищи, водителем я был лихим в самом хорошем смысле слова. Так, с боями мы продвигались на запад, чувствуя, что победа над врагом уже не за горами…

— Вы участвовали в освобождении других стран?

— Да, мы принесли свободу народам Молдавии, Румынии, Болгарии, Чехословакии, Австрии, Венгрии. Я и сейчас храню медаль ‘За город Будапешт».

— Вы помните, как люди встречали освободителей?

— А как же, такое не забывается. Самые теплые чувства к нам испытывали братья-славяне чехи. Подбегали с букетами цветов, с улыбками на лице, благодарили. Жалко, что дружбу «подмочило» вступление наших войск в Чехословакию в 1968 году. Насколько мне известно, люди организовали уже другую встречу, они выражали протест. Конечно, тогдашнее советское руководство допустило непростительную ошибку, последствия которой и сейчас негативно сказываются на отношении наших стран. Об этом говорит то, что Чехословакия вступила в НАТО. Но это уже другая тема разговора. Ну так вот тогда, в 1945, даже австрийцы и венгры, которые, как известно, воевали на стороне Германии, когда мы вступили в Вену и Будапешт, махали нам руками, приветствовали. Авторитет наш был велик…

— В каком году вы вернулись домой?

— В 1946. И сразу же в колхоз. Дали мне старенький грузовик. Месяц ремонтиро­вал, прежде чем сесть за руль. Это уже позже в хозяйство стала поступать более-менее приличная техника. Я работал шофером двадцать пять лет. И еще девятнадцать на «К-700».

К боевым наградам ежегодно прибавлялись за добросовестный труд. Один орден Октябрьской революции чего стоит! Сейчас много критикуют со­ветский строй. Да, ошибки были, от этого никуда не денешься. Но, честное слово, у меня ностальгия по тем временам. За свой труд я получал хорошие деньги. Мог купить все необходимое, меня уважали руководители совхоза. На праздники таких же простых рабочих, как я, чествовали, находили для нас немало добрых слов. У людей было какое-то приподнятое настроение. В нашей Слепухе проживало много народа, в том числе и молодежи. Мы умели работать, и отдыхать.

— Значит, сейчас, по вашему мнению, живется хуже?

— Последние годы, не в пример началу 90-х, положение стало меняться в лучшую сторону. Я сужу по своему хозяйству, которое крепко стоит на ногах. О других не буду говорить. Но слышал, что землю скупают приезжие новые хозяева. Вот этого не понять…

А вообще, мне на жизнь грех жаловаться. Во все времена, при любой власти, я был окружен вниманием. И сейчас, будучи на заслуженном отдыхе, чувствую заботу со стороны директора СХПК «Болыпебоевский» Никишина — помогает приобрести корма для коровы. С женой Марией Александровной до сих пор держим буренку. Имеем земельный участок — пятьдесят соток. Как ветерану ВОВ и труда, платят хорошую пенсию — четыре тысячи рублей в месяц. А тут вот, этого никак не ожидал, подарили «Оку». Старуху уже возил на рынок в райцентр. Сидела в машине как барыня. Все просила осторожность соблюдать…

— Вам почти восемьдесят лет, но вы выглядите значительно моложе, может, поделитесь «секретами»…

— Эх, мил человек, это только внешне я еще ничего. А ведь уже и со зрением проблема, радикулит мучает, дает о себе знать и старая рана, полученная на войне. Люди моего поколения — крепкой закалки, умеют бороться с трудностями. Единственное, чего не смог, так это бросить курить, о чем очень сожалею. «Смолить» начал с четырнадцати лет и вот до сего времени не могу расстаться с этой привычкой. Пользуясь случаем, хотел бы по-стариковски посоветовать молодым не курить, ведь отвыкать от табака, по себе знаю, трудно.

— У вас в следующем году юбилей, как думаете отметить?

— Да, оглянуться не успел, а вся жизнь уже позади. На восьмидесятилетие приглашу детей Василия, Валентину, Татьяну, Нину, родственников. В кругу семьи и посидим за столом. Как на фронте, выпью свои положенные сто граммов. А вообще, я считаю себя счастливым человеком — и сад у меня есть, и дом, и дети, — которыми гордиться можно. Да, передайте мою сердечную благодарность людям, которые «пробили» мне «Оку».

Беседу вел М. МАЛИНИН, наш корр.

НА СНИМКЕ: И. Т. Кузьмин.

Фото В. САМОХИНА.