75 лет Победы

Не стереть с земли правды выстраданной Победы

Добавлено Сельские зори

Сын и внук участников Великой Отечественной войны из с. Братовщина Владимир Аксенов чтит с гордостью вечный подвиг близких ему людей, ежегодно посещая Прохоровский мемориал, где произошло величайшее в истории Курско-Орловской дуги танковое противостояние

Быстротечное время как та черная краска, которая порой замазывает светлые страницы книги истории. Стремительно подходит срок последних свидетелей фашистского разгрома. В наших силах сохранить правду в памяти и почтении к павшим и ветеранам, передавая рассказы об их подвигах следующим поколениям.

Как это делает житель с. Братовщина Владимир Аксенов. Ему хватило мудрости расспросить еще живого отца о боевом пути и ощущениях на войне, и, что редкость среди прошедших через круговерть горького лихолетья, тот охотно делился воспоминаниями.

Техника времен Великой Отечественной войны в музее под открытым Техника времен Великой Отечественной войны в музее под открытым небом пользуется повышенным интересом у посетителей.

Из семьи Аксеновых защищать Родину ушли отец, Василий Тимофеевич, и дед, Тимофей Федотович.

Тимофея знала вся боевская округа. Тот был председателем колхоза, семейным, уважаемым человеком. В 1941 году его призвали на фронт. Сыну Василию досталась участь везти его на санях на сборный пункт в г. Елец. Однако уже через несколько месяцев, в начале 1942 года, и его самого позвала Отчизна. Было ему тогда неполных 18 лет.

Бои шли под Ливнами. В срочном порядке мобилизованных молоденьких солдатиков командиры отобрали кого куда: кто порослее и посильнее – в артиллерию — снаряды и орудия таскать, кто росточком поменьше – в пехоту, вроде как мишень поменьше. И Василия туда определили.

Обучаться было некогда – науку ведения боя осваивали на практике на передовой. Возможно, это и послужило тому, что под огнем противника полегла целая рота, а нашему земляку осколок мины угодил в ногу. И надо добавить, что за отменную стрельбу ему доверили пулемет. Далее последовала отправка в госпиталь.

Оправившись от ран, прошедшего крещение боем и проявившего себя Василия Аксенова направили на ускоренные курсы офицеров. Повысить звание не случилось – в срочном порядке солдат перебросили на защиту Сталинграда.

Василий Тимофеевич Аксёнов Василий Тимофеевич Аксёнов достойно прожил долгую жизнь, достойно прожил долгую жизнь, успев из первых уст поведать успев из первых уст поведать о лихолетьи.

Очень запомнился день, когда чуть с жизнью не распрощался. Мороз был, как назло, минус сорок. Всем выдали теплую одежду, по четверке водки… И пошли в атаку. Снайперы из своих укрытий успешно реализовали хитрую тактику – «обезглавили» наступающих. Среди серой массы бойцов белизной тулупов выделялись командиры. Их прежде и «пощелкали» меткие пули, и солдатики попадали, затаившись в сугробах. Так и лежали они, растапливая под собой снег, ведь поднять-то их в бой было некому. Снайперы держали под прицелами весь участок, выискивая красноармейцев, подававших признаки жизни. Один из них возле Василия пошевелился и получил свой билет в вечность. Наш герой только увидел, как расползается под товарищем ручеек крови.

Аксенов едва не разделил его участь. Меткий стрелок на этот раз немного ошибся – пуля прошла выше головы, сбив шапку. Пролежал он, раскрытый в лютый мороз, до темноты. Под покровом сумерек, потихоньку, солдаты, кого Бог сберег, по-пластунски уползли к своим.

Кстати, позже при ликвидации фашистов Василий Тимофеевич вновь был ранен в ногу, и опять долгое восстановление в госпитале.

После Сталинградской битвы продолжил воевать, но уже в моторазведке от танкового корпуса. Закончил славный боевой путь в Германии, прогоняя врага по тем же дорогам, по которым тот шел оккупировать Союз. На чужбине дослуживал еще два года. Мать, Мария, все это время получала за него пайки, хорошее подспорье для воспитания младших пятерых детей. Василий в семье был старшим.

Вернулся в родные края с наградами: орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону» Сталинграда», «За Победу под Германией» и 13-ю благодарностями от И. В. Сталина.

В родном селе Б-Боевка много лет проработал кузнецом, посвятил себя, как он любил выражаться, делу по душе.

Домой из поверженной Германии им разрешили забрать некоторые трофеи. Понятно, что в стране, где процветала инженерия, было много интересных вещей.

— Кто что брал, — вспоминает Владимир Васильевич, — а мой отец думал наперед. Привез для охоты ружье «Браунинг», отличные слесарные инструменты, которыми долго пользовался в работе, и они послужили ему добром. К нему все селяне ходили латать и ремонтировать. После его смерти в 2005 году храню их как памятную реликвию.

О войне Василий Тимофеевич говорил охотно, обычно так не происходило, не хотели фронтовики теребить прошлое. Он утверждал, что на фронте даже интересно, потому как предоставлялась модернизированная техника, передовые на тот момент достижения. О смерти не думал, молодость отгоняла мысли и спасала не один раз.

Что касается его отца, Тимофея Федотовича, то он сложил голову на Курско-Орловской дуге. В «похоронном листе» сказано о его последнем пристанище в братской могиле в Чемерисовском районе Курской области.

Сколько ни искал это место в 90-е Владимир Аксенов, объездив многие захоронения, ни на одном из них не нашел родного имени деда. И почти отчаялся…

Зато посетить легендарное Прохоровское поле, где происходило величайшее танковое сражение, — дело огромной чести. К традиции примкнули земляки. Среди них — Николай Копырин, Иван Сасин, Александр Мараничев и другие. 9 Мая или 14 июля в музее под открытым небом благодарные потомки возлагали букеты из тюльпанов к подножию памятников.

И пока горит в наших сердцах чувство благодарности фронтовикам за подвиги и отданные жизни, никто не сотрет с земли правду выстраданной Победы.

Об авторе

Сельские зори

Прокомментировать статью